Плавали - знаем: очевидцы поделились историями о паводке в Башкирии

6 мая 2017, 08:34
Плавали - знаем: очевидцы поделились историями о паводке в БашкирииФото: ugz-ufa.ru Паводок в Башкирии в этом году, похоже, уже достиг кульминации и плавно начал двигаться в развязке «мокрого» сюжета. Как говорят старожилы затапливаемых уфимских районов, если водохранилища, заглотившие большую часть весеннего половодья, не подведут, то можно сказать, то нынешнее наводнение республика пережила сравнительно легко, потому что вода уже пошла на убыль.
ИСТОЧНИК пообщался с жителями наиболее часто затапливаемых уфимских микрорайонов – Нижегородки и Кооперативной поляны и публикует с их слов правдивые истории о житье-бытье во время наводнений.

В канун паводка в этом году каждое домовладение в потенциально затапливаемом районе навестили представители МЧС, пересчитали домочадцев, включая стариков, беременных и младенцев и проверив наличие лодок. И каково же было их изумление, когда помимо разнокалиберных резиновых, деревянных и моторных лодок, некоторые аборигены уверенно называли в качестве средств передвижения по воде заборы, плоты, катамараны и надувные матрасы.

В личных архивах некоторых уфимцев, оказавшихся в разные годы вблизи зон затопления, возможно, остались снимки парочки аборигенов, парочками рассекающих водную гладь на катамаране, который был загодя "позаимствован" в ближайшем парке. Причем мужчина во время водной прогулки степенно потягивал из бутылочки какой-то напиток, а женщина держала в руках букет свежесорванной сирени или черемухи. И это только один эпизод из жизни "водоплавающих" обитателей затопляемых районов башкирской столицы...

1979 год

«Лично я по паводку даже немного скучаю, - разоткровенничался с нашим корреспондентом житель Кооперативной поляны Анатолий Сергеев (имя и фамилия изменены – ред.). – Теперь нас затопляетт редко, раз в 10 лет. А раньше, помню, еще когда я был подростком, в 70-ые и 80-ые годы прошлого века, с водохранилищами была напряженка, так что нас затапливало пусть не каждый год, но раз в пять лет, как минимум.

В 1979 году, пока большая вода неуклонно приближалась к нашему дому, нас с младшей сестренкой с вечера уложили спать на чердаке дома - благо, весна была скорой и теплой, из-за чего половодье так бурно и нахлынуло. Мы воспользовались жутковатой обстановкой и полночи рассказывали друг другу страшилки, пока не сморил сон. А вскоре нас уже разбудили родители, потому что воды в доме стало уже по колено, и она продолжала быстро прибывать. Мы пересели в лодку и поплыли в доме бабушки с дедушкой, который стоял на пригорке и пока пребывал в относительной безопасности.

Имущество, конечно, пострадало - благо, родители успели самое ценное убрать на чердак. Собаки и кошки объявили перемирие и довольно мирно уживались на одной крыше, правда, в разных ее концах. Куры уместились на чердаке сарая, а более солидной скотины у нас не было. Соседи, державших свиней и корову, соорудили для них помост в сарае, чтобы не доставали до воды.

Пока вода в течение двух недель окружала нас со всех сторон, мы ощущали себя почти дикарями на необитаемом острове: при свечах, с керосинкой, без электричества, без тепла, без телевизора и радио, не говоря уже про телефоны. Питьевую воду успели предусмотрительно накачать в нескольких 50-литровых флягах,  старались расходовать ее максимально экономно. Макарон, гречки, тушенки, сгущенки, сухарей и тому подобных продуктов тоже накупили заранее. Этим и питались. На сушу выбирались в основном только за хлебом - в магазин, который перебазировался на дамбу, к мосту. Родители были в отпуске, нам в местной школе устроили каникулы, порой возникало ощущение, что во всем мире про нас вообще забыли.

Основным нашим развлечением было катание на лодке по затопленным улицам. Особым шиком у ребятни считалось подплыть поближе к чужому забору на моторке и потом как можно резче завести ее с места, так что столбы забора выскакивали из размякшей земли и всплывали. Но этим можно было заниматься только без родителей. А когда мы плавали в их компании, то такие прогулки превращались в достопочтенный «променад». Знакомые приветствовали друг друга, проплывая мимо, обменивались местными новостями.

По вечерам мы всей семьей восседали на крыше и лузгали семечки, рассматривая проплывающие мимо сортиры, заборы, гаражи и двери и пытаясь угадать, кому они принадлежали ранее и успеют ли прежние хозяева спасти своем имущество, прежде чем более шустрые конкуренты выловят его и распилят на дрова.

Все пацаны считали крутым занятием купание в мутной воде, хотя родители за это жестко наказывали, ведь вода смывала с различных свалок бог весть какой вредный мусор. Но уследить за шпаной было слишком сложно. Так что родителям оставалось только наказывать нас, мальчишек, если мы появлялись дома с посиневшими после купания губами. Чтобы этого не случилось, мы после купания загорали на лодке и появлялись домой только после того, как  обсохнем и согреемся. Но родители все равно догадывались про купание по мокрой одежде.

Мы с приятелями пробовали несколько раз половить рыбу на удочки с крыши, но так ни разу ничего и не поймали, хотя другие ребята хвастались, что вытаскивали чуть ли не щук. Думаю, что они привирали.

Моя сестренка в детстве мечтала стать циркачкой. И мы нередко всей семье со смехом наблюдали, как наша 6-летняя "артистка" скакала по широкой доске, которую положили между крышей сарая и перилами веранды, воображая себя канатоходкой. Доску эту от воды отделяли всего каких-то полметра, сестренка умела плавать, так что мы особо не переживали, что она могла упасть в воду. Когда вода ушла, оказалось, что доска возвышается над землей почти на два метра. Помню, я предложил сестренке повторить «канатоходские» номера, которые она нам показывала во время наводнения, но он с ужасом отказалась.

Когда вода ушла, начались суровые будни. Школа тоже изрядно поплавала, так что занятия возобновились там не сразу, а недели через две-три после отступления стихии. Дома пришлось поработать – надо было помогать родителям наводить порядок на участке и главное – приводить в нормальное состояние дом. Почти половину лета, пока стены в нашем доме высыхали, мы прожили у бабушки с дедушкой, которые нас баловали и помогали скрыться от родителей, когда те хотели призвать нас «на трудовую вахту». К счастью, сделать ремонт в доме помогли коллеги отца из стройконторы, тогда были другие времена, люди умели поддержать друг друга. А полученной страховки за промокший дом едва хватило на краску и обои».

2001 год

36-летняя жительница уфимского микрорайона Нижегородка Тамара Макарова (имя и фамилия изменены – ред.) призналась, что лучше всего запомнила наводнение 2001 года. Оно оказалось насыщено целой чередой забавных ситуаций.

«В день, когда пришла вода, я ушла на работу по сухой дорожке, точно зная, что до дома придется уже добираться, как минимум, по колено в воде. На работе рассказала, что меня ждет вечером, и тут, на мое счастье, мой начальник – заядлый охотник, сказал, что у него в багажнике лежат болотные сапоги, которые он может мне одолжить на время паводка. Он даже довез меня до моей остановки и не без удовольствия наблюдал, как я, задрав юбку, влезла в высоченные сапоги 46 размера и, подцепив их края, побрела к своему дому. Дом наш стоит на возвышении, так что лодка пока еще не была спущена на воду, и встретить меня вплавь родственники не могли.

Вода в тот год к нам в дом не зашла. Не хватило буквально 30 см до уровня пола, так что, в отличие от соседей, чей дом стоял в низине, мы жили, почти как нормальные люди, спали в кроватях, а не на чердаке.

Мой младший братишка, как и другие пацаны, нашел себе подработку – подвозить на лодке за 10-20, а то и за 50 рублей (в зависимости от времени суток и погоды) местных жителей до дома. Но однажды, когда я сама вернулась из города домой, дозвониться до братишки по телефону не смогла. И поплыла домой на лодочке соседского мальчугана лет 12-и, сторговавшись с ним за 20 рублей. В тот день единственный раз за все паводковые годы состоялось мое «водное крещение».

Мы подплыли почти к самом крыльцу нашего дома, и я собралась выскочить из лодки, когда юный «гондольеро» вдруг зачем-то двинул веслами. Лодка покачнулась, я потеряла равновесие и рухнула в воду с головой. На шум выскочили родственники и помогли мне выбраться из воды на ступеньки крыльца. В процессе спасения я потеряла одну туфлю и очки с носа. Неудачливый юный извозчик тем временем уже активно работал веслами метрах в ста от нашего дома, благоразумно не став требовать с меня плату за проезд.

Переодевшись и смыв с себя опилки и прочий мусор, обильно плававший вокруг нашего дома, я вышла на крыльцо и как сестрица Аленушка присела на ступеньку, мысленно оплакивая свою красивую туфельку-утопленницу и новые очки с диоптриями, без которых чувствовала себя неполноценным человеком. То ли в шутку, то ли всерьез мама посоветовала помолиться водяному, чтобы он вернул мои утопленные вещи. Чем я собственно и занялась, горестно вздыхая каждую минуту.

И вот не прошло и пяти минут, как случилось чудо! Сначала из-под крыльца выплыла каблуком вверх моя туфелька. Я схватила ее и, прижав к груди, не веря своему счастью, робко попросила водяного для полного счастья вернуть мне еще и очки. И тут из-под крыльца на фанерке выплыли очки!

С тех пор я взяла за правило не доверять незнакомым водителям ни на суше, ни на воде, потому что, как говорится, на водяного надейся, а сам не плошай».

Источник: proufu.ru

0
0
Происшествия / Криминал, Сельское хозяйство
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей