Трагедия в 17-й больнице в Уфе спустя год: Виновные в смерти мальчика не найдены

10 февраля 2017, 09:42

Городская детская клиническая больница № 17 становится поставщиком трагических новостей. Пока идут разбирательства по обстоятельствам гибели сразу 3-х детей с начала года, житель Уфы Рустем Шарипов не может уже год найти справедливости. Год назад его 11-летний сын Максим также скончался в этой больнице.

О смерти сразу не сообщили

Максим сызмальства имел хронические заболевания. Поэтому родители старались следить за его здоровьем и регулярно ложились с сыном в больницу. И вот в начале года мальчишка снова заболел. Участковый педиатра сразу поставила ему правильный диагноз пневмония и направила его в стационарное лечение в больницу. Но больнице после рентгена и осмотра ему поставили другой диагноз бронхит. Рустем Шарипов какое-то время находился рядом с сыном, но затем Максима перевели в реанимацию. В один день родители приехали в больницу и только там узнали страшную новость, что их сын умер.

- Я был в шоке, что нам не позвонили. Когда я об этом спросил, мне ответили, что они не обязаны этого делать по телефону. Один из врачей вообще сразу набросился на меня. Он обвинил меня в том, что из-за того, что я кормил сына, начались осложнения, накопление жижи и прочее, а отсюда развилась пневмония, - с болью рассказывает Рустем.

В причинении смерти отказали

А дальше начался ад следственных действий. Следственный комитет начал проверку по нескольким статьям уголовного кодекса. Различные экспертизы показали, что диагноз, поставленный в больнице оказался неверным, мальчик в действительности же болел пневмонией. Тем не менее, по самой тяжкой статье 109 «Причинение смерти по неосторожности» следком отказал в возбуждении уголовного дела. Хотя в самом постановлении есть моменты, которые из-за противоречивости вызывают вопросы. Данное постановление в итоге устояло в надзорном ведомстве. При этом материалы проверки по статьям 118 и 124 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью и неоказание помощи больному) СУ СК Оржоникидзевского района направили по подследственности в Отдел полиции № 5. Недолго думая, полицейские следователи в июле 2016 года также отказали в возбуждении уголовного дела отказали. Ребенок умер, а виновных нет? Родители Максима с этим смириться уже не смогли.

Полицейские потеряли дело?

- Я несколько раз оспаривал отказное постановление полицейских в прокуратуре, в МВД по РБ. Но этом отделе полиции упорно не желали заниматься этим делом, - продолжает свой рассказ Рустем.

Поясним его слова. Надзорное ведомство не раз признавало, что отказ полицейских следователей был преждевременным и отменял их постановление. Согласно всем нормам уголовного производства в этом случае полицейские следователи должны были заново провести процедуру проверки, в том числе и повторно провести опросы всех причастных лиц. Но с июля месяца этого не произошло. В какой-то момент Рустема Шарипова вообще перестали пускать в этот отдел полиции. Но имеющаяся на руках отца покойного мальчика переписка напоминает какой-то абсурд.

Так 21 ноября 2016 года Прокурор РБ Андрей Назаров отвечает родителям Максима, что  полицейские вынесли отказное постановление, внимание, 5 сентября 2016 года. Было признано, что оно содержит нарушение, поэтому отменено, а дело возвращается полицейским следователям для дальнейшего расследования. И вот 30 декабря 2016 года мама Максима получает сообщение от начальника ОП № 5 Шакирова, что 7 июля 2016 года было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления. Отсюда вопрос: почему начальник полиции ссылается на июльское постановление, тогда как прокурор говорит о постановлении от 5 сентября? А это лишний раз подтверждает, что в период с июля по декабрь, несмотря на решения прокуратуры, полицейские не проводили повторной проверки.

- Я вообще предполагаю, что полицейские «потеряли» материалы этого дела. Иначе почему господин Шакиров ссылается на раннее постановление? – возмущается Рустем Шарипов.

Но это не единственный «чудесный» документ из полиции. Согласно одной из отписок, ОП № 5 зачем-то заново отправил материалы дела в Следком. В итоге спустя год после смерти мальчика, виновных так и не нашли. Или не искали?

Кто ответит?

- Я каждый год лежал в этой больнице с сыном. За год до этого я заметил, как вокруг одного из корпусов появился забор, а затем исчезли пластиковые окна. Будучи человеком с гражданской позицией, я начал задавать вопросы, чем вызвал явное неудовольствие руководства больницы. Мне намекнули, что я один ничего не изменю, но окна вернулись на место. Кто же знал тогда, что через год мой сын в этой больнице умрет? – с какой-то трагической твердостью говорит отец.

Еще в 2015 году Рустем Шарипов жаловался на нарушения санитарно-эпидемиологических норм, в том числе на тараканов в педиатрическом отделении. С жалобами обращался в прокуратуру, минздрав, Роспотребнадзор, сюжет об этом вышел на телеканале «Красная линия». Именно это, по мнению мужчины, и сказалось на «индивидуальном» подходе к лечению его сына.

Сейчас родители Максима решили добиваться справедливости в суде в гражданском порядке и получить компенсацию с самой больнице. Но и тут все не слава Богу. Когда Рустем Шарипов лично отнес исковое заявление в суд, то там, увидев, что иск к 17-ой больнице, отказались его принимать. Дескать, на моем заявлении должно быть согласие супруги. Чушь какая-то, поэтому сейчас я направил иск заказным письмом.

Никаких кадровых решений по руководству больницы до сих пор нет. Рустем Шарипов говорит, что у него много вопросов к заведующему одного из педиатрических отделений Татьяне Швец и начмеду больницы Рите Валеевой. Но пока таких вопросов мы не видим от Минздрава, может быть потому, что госпожа Валеева является супругой бывшего замминистра здравоохранения Рустема Валеева, который ушел в отставку совсем недавно?    

А вы что думаете по этому поводу?

Источник: proufu.ru

0
0
Медицина, Происшествия / Криминал
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей