Мистика в Башкирии: Темные истории знаменитых домов

22 октября 2016, 10:44

Медиа: Так выглядит дом Россинских сегодня. Фото ufacity.info.

В Уфе осталось не так уж много старинных домов. Повезло тем зданиям, которые стали музеями – вспомним, хотя бы дом-музей Аксакова, в котором, говорят, бродит по ночам вполне себе довольное жизнью привидение.

Улыбнулась удача и домам, которые достались состоятельным госструктурам, осилившим капитальный ремонт. И пусть странно видеть, к примеру, сотрудников ФЖС, снующих с бумагами по старинному паркету мимо эффектной лепки на стенах и зеркал в изящных рамах (речь о доме на улице Ленина, 5, возле одноименного сквера). Зато здание цело, и его регулярно ремонтируют. Говорят, что там тоже есть легенда о привидениях дамочек в корсетах и кавалеров во фраках.

Можно порадоваться и за здания, доставшиеся состоятельным коммерсантам, если, конечно, они не стремятся возвести на их месте высотку и продавать квартиры в память о безвременно почившем в небытие памятнике архитектуры. Можно только порадоваться за дом Россинских, расположенный на углу улиц Заки Валиди и Цюрупы. Его отремонтировали в ходе возведения отеля «Sheraton» и расположили в нутрии старинных стен модный дорогой ресторан под названием «Россинский». Теперь даже сложно представить, что всего пять лет назад в этом доме жили обычные горожане, ремонтировали машины, женились, разводились, рожали детей, умирали…

Впрочем, как оказалось, среди жильцов дома Россинских эпохи перестройки была одна не совсем обычная семья, история которой в свое время всколыхнула весь город и стала темой для громких газетных статей. Эту историю нам рассказала экс-журналистка информационно-правовой газеты «Версия», которая имела самое непосредственное отношение к описываемым событиям. Журналистка попросила не называть ее имя по причинам, которые станут понятны тем, кто прочитает данную статью до конца.

Встреча на углу

- Я вспомнила эту историю не так давно, оказавшись в ресторане «Россинский» на каком-то банкете. Подойдя к тому месту, где некогда располагалась квартира героев моей истории, и почувствовала, как у меня застучало в висках, явно подскочило давление. Было от чего…

Этой истории уже больше 20 лет, она случилась в первой половине 90-х годов, когда я, тогда еще совсем молодая журналистка, увлеченная своей профессией, старалась углядеть темы для публикаций в рассказах знакомых, в транспорте, на улице… Позднее я себя часто спрашивала: если бы знала, чем обернется мое любопытство, стала бы тогда подходить к девушке в инвалидной коляске на углу улиц Ленина и Октябрьской революции?..

Я ее видела уже несколько раз, но не было времени остановиться и заговорить. И вот однажды я выкроила пять минут, чтобы с ней познакомиться. По внешнему виду девушке было не больше 25 лет. Было видно, что она – очень несчастный человек. Впрочем, рассуждала я, чему радоваться человеку в инвалидном кресле, собирающему милостыню? Я предложила написать статью про ее жизнь, попросила рассказать об ее тяготах, обещала помочь. И заметила, что в ее глазах появился сначала ужас, а потом слезы. Она отчаянно замотала головой, а я продолжила ее уговаривать. И тут в ее глазах отразился страх, она смотрела куда-то позади меня. Обернувшись, я увидела невысокого неопрятного мужичка с усиками, который с противной улыбочкой наблюдал за нами. Он представился, как родственник девушки-инвалида, рассказал, что их семья испытывает серьезные материальные затруднения, поэтому и вынуждены собирать подаяние на улице. Он дал свой телефон и пригласил прийти в гости, посмотреть, как они живут.

Придя на работу, я рассказала про новую «нарытую» только что тему и пригласила с собой в гости в эту семью фотографа, который по совместительству был также и видеооператором и помогал снимать сюжеты для телепрограммы пресс-службы МВД по РБ. Мы созвонились с родственником девушки-инвалида и договорились о дне визита.

ros-2.jpg

Так выглядел этот дом всего несколько лет назад.

В гостях у ужаса

Семья жила в угловой квартире в правом крыле дома. Сразу на пороге в нос ударил несвежий запах, какой бывает в квартире с больными людьми. Но внутри мы не заметили поначалу никого, кто мог бы издавать подобные запахи. Мы увидели мальчугана лет восьми и девочку детсадовского возраста, которые что-то рисовали за окном. Хозяин пригласил пройти дальше. Но где же девушка-инвалид? Неужто с ней что-то случилось?..

Ответ на этот вопрос мы увидели через пару минут своими глазами, и он заставил нас ужаснуться. Хозяин отпер дверь в темную комнату, которую мы сперва даже не приметили, и щелкнул выключателем. Мы почувствовали еще более неприятный сильный запах несвежего белья, пота, грязи и прокисшей еды и увидели, как в угол метнулись две фигуры. Хозяин открыл дверь шире, и мы увидели испуганно прижавшихся друг к другу худеньких женщин. Одна из них была той самой девушкой-инвалидом, с которой я познакомилась на улице. Она могла ходить! Но не это обстоятельство поразило больше всего, а обстановка, в которой находились женщины. Грубо сколоченные нары были покрыты каким-то замусоленным рваньем, на грязнющем столе виднелись миски с вонючими объедками, а вместо пола была голая холодная земля, на которой обе женщины стояли прямо босиком. И это в ноябре!.. На их грязных ногах можно было рассмотреть признаки кожных заболеваний.

Мы во все глаза рассматривали обеих женщин, которые жмурились от яркого света фонаря видеокамеры. Они были в мятой грязной одежде, лохматые, нечесаные. Моя знакомая девушка стояла, низко опустив голову и, видимо, пыталась изо всех сил не заплакать. А вторая женщина, старше годами, улыбалась во весь рот и что-то весело напевала. Было очевидно, что она не в себе.

Хозяин пояснил, что женщина постарше – это его законная жена. Они женаты несколько лет, она родила ему двоих детей, но потом вдруг потеряла разум и попала в больницу. Туда же угодила и ее младшая сестра. Обе они – сироты, остались без родителей. Когда у жены прошло обострение, мужу разрешили взять ее домой, заодно он забрал и ее сестру, которую, судя по всему, с легким сердцем отпустили из лечебницы. Мужчина сам ухаживал за детьми и оказался довольно заботливым отцом. Сына определил учиться в соседнюю гимназию, дочку отводил в детсад. Он сам варил еду, кушал с детьми, а объедки доставались запертым в чулане женщинам.

На вопрос, почему он держит их в таких условиях, мужичок уверенно ответил: «А они же психбольные, вот я их и изолирую». Он вновь запер своих пленниц в чулане и предложил нам чаю. Но мы хором отказались и, стараясь ни к чему больше не прикасаться, поспешили попрощаться и убраться из этой квартиры.

ros-1.jpg

Сегодня на месте старых квартир - роскошный интерьер модного ресторана.

Детям – мороженое, женщинам - психбольницу

Сказать, что мы были в шоке – значило, ничего не сказать. У меня перед глазами стояло несчастное лицо младшей сестры, ее с трудом сдерживаемые слезы. Мы твердо решили, что должны вырвать пленниц из лап их мучителя. И, не откладывая дела в долгий ящик, отправились к соседям. Среди них нашлись люди, которые не стали ничего рассказывать по принципу «Моя хата с краю». Но были и те, кто ненавидел главу жуткого семейства шизофреников, и охотно поделился информацией. По их словам, из-за стены порой доносились громкие женские крики, по которым нетрудно было догадаться, что хозяин бьет и, наверняка, насилует своих пленниц. Чтобы скрыть их от посторонних глаз, он забил окна панцирными сетками от кроватей, но соседи замечали, как сестры лазали по окнам – то ли пытались взглянуть на улицу, то ли пробовали звать на помощь.

Было очевидно, что в дело немедленно должны вмешаться полиция, прокуратура, суд и т.д., и т.п.

Сначала в эфир вышла телепередача, за ней последовала газетная статья об этой жуткой семейке. После этого сестер забрали из нехорошей квартиры и поместили в психдиспансер. Поднимался вопрос об изъятии детей у отца-шизофреника. Я побывала в гимназии и поговорила с классной руководительницей старшего ребенка. Она только вздыхала и сетовала, что он –совершенно неуправляемый мальчик, будоражит весь класс, мешает вести уроки. Общаться с отцом и просить его утихомирить сына чревато, поскольку его реакция была непредсказуема – в зависимости от настроения мог отлупить сына или наорать на учительницу. А та считала дни и молилась, чтобы мальчик скорее закончило начальную школу и ушел от нее в средние классы.

Когда я спросила в городском управлении образования, не считают ли там нужным забрать детей у неадекватного отца, пожилая сотрудница вздохнула и спросила, неужели им будет лучше без отца в детдоме… Я рассказала все, что знаю о подвигах отца, глаза собеседницы по мере развития сюжета становились все больше и больше, и в конце концов, она сказала, что изучит эту тему подробнее. Честно говоря, за давностью лет уже не помню, забрали детей у психованного папаши или нет.

Зато прекрасно помню день, когда в нашу редакцию пришла повестка в суд. Оскорбленный в лучших чувствах глава семейства шизофреников подал на меня в суд и потребовал выплатить ему миллион рублей в качестве компенсации морального вреда. На процессе он сообщил, что нашел в статье, занимавшей одну страницу, 76 пунктов, не соответствовавших действительности. Суд длился больше трех лет. За это время я успела забеременеть, родить ребенка, отбыть полуторагодовой декретный отпуск и вновь выйти на работу. А наш знакомый шизофреник все не унимался. В конце концов, женщина-судья все-таки отказала ему в иске, а мне в кулуарах посоветовала после процесса ходить по улицам осторожнее. Шизофреник со справкой неподсуден, и потому еще более опасен.

IMG_0712.JPG

Анастасия Волочкова не упустила случая попозировать на фоне дома Россинских.

Скелеты в шкафу

Долгие годы, проходя или проезжая в транспорте мимо этого дома, я приглядывалась к окнам «нехорошей квартиры», опасаясь снова увидеть там силуэты пленниц шизофреника. Их не было видно, вряд ли их после такого скандала вернули сюда обратно, хотя… В нашем государстве возможно все… По крайней мере, панцирные сетки на окнах там висели еще очень долго.

…Теперь в светлых залах изысканного ресторана даже не верится, что в тех же самых стенах могла случиться подобная жуткая история. На стенах установили мемориальную доску в память о владельце дома – известном общественном деятеле дореволюционных времен Петре Россинском, возле нее даже успели сфотографироваться вездесущие дивы 0 Анастасия Волочкова и Евгения Машко.

Я не раз спрашивала у персонала ресторана, не видели ли они призраков в своих помещениях, на что они любезно улыбались и качали головой. А мне вдруг подумалось, что если хозяева заведения и соберутся рассказывать своим гостям о призраках, то предпочтут, чтобы это были лучше духи благообразных дореволюционных господ Россинских, а вовсе не тени двух испуганных пленниц, над которыми глумился шизофреник, кстати, возможно, все еще живущий где-то среди нас.

А вы знаете какие-либо интересные или страшные истории старинных зданий? И способны ли вы помочь случайному знакомому, который попал в беду?

Источник: proufu.ru

0
0
Происшествия / Криминал
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей