С Богом и добром в душе – жительница нашего города отметила 100-летний юбилей

22 января 2015, 08:37

В 20 лет легко представить собеседника вдвое старше себя – ему всего-то 40. И даже 40-летний имеет немало шансов пообщаться с тем, кому уже стукнуло 80. Но когда тебе самой 50, возможность поговорить с человеком, прожившим в два раза больше, близка к нулю. Однако мне, как журналисту, повезло – на днях я побывала в гостях у Нины Сергеевны Чутчевой, 11 января справившей свой 100-летний юбилей.

Оптимистка

Дверь мне открывает сама хозяйка. Маленькая, худенькая, с палочкой, вся такая чистенькая, аккуратненькая, в белом платочке, нарядной блузке и очках в тонкой металлической оправе. Вид у Нины Сергеевны ну очень интеллигентный.

Когда я говорю ей об этом, она смеётся и машет руками, мол, ещё чего выдумала. - Да я, дочка, вовсе неграмотная – в школу не ходила ни одного дня. Нас у родителей было 11 детей, я самая старшая, какая там учёба! Буквы читать и писать я выучилась на курсах ликбеза, куда ходила вместе с мамой, к тому времени имевшей уже шестерых ребятишек. Курсы были в соседней с нашей Сахановкой Трудовке. Умение разбирать буквы пригодилось в войну – писала отцу и брату письма на фронт. Брат мой Иван, 1922 года рождения, сложил голову под Курском, похоронен в селе Безлепкино. А отец Сергей Васильевич дошёл до Берлина, вернулся домой и умер уже в мирное время.

Нина Сергеевна, родившаяся за два с лишним года до революции, хорошо помнит, как в 30-е годы семья вступила в колхоз. - Мне тогда 16 лет было. Только свою рожь сжали, как на второй день папа в колхоз записался. И снова нам в поле – работать. Помню, я так плакала! Всех коров и лошадей по дворам собрали, две недели мы сидели без молока, а у нас изба полна детей. Коров потом, правда, вернули, а лошадей – нет. Ох, какие лошадки справные у нас были – жеребец и кобыла!

- А в колхоз обязательно надо было вступать? – спрашиваю Нину Сергеевну. - А куда деваться? Если дом железом крытый, во дворе скотина есть – объявляли кулаками. У моего свёкра была молотилка, так его тоже в кулаки записали. Дом сожгли, лошадей отобрали. У золовки забрали постель, приготовленную в приданое. А у свекрови даже тапочки с ног сняли…

Пока мы беседуем, приходит соседка Нины Сергеевны, 62-летняя Александра. Они дружат уже много лет. - Нина Сергеевна у нас молодец! – говорит Александра с улыбкой. – Зимой она на улицу не выходит, зато летом гуляет во дворе. В прошлом году с сыном на машине ездила к нему в гости в Тулу, обратно самолётом прилетела. А ведь ей было 99 лет. Бывает, сидишь дома, хандришь, свои болячки считаешь, а придёшь к Нине Сергеевне – и настроение сразу повышается. Она полна жизни и оптимизма, несмотря на солидный возраст.

- Самой не верится, что мне сто лет, – смеётся хозяйка. – Конечно, здоровье в последнее время стало подводить. Спасаюсь массажем. Подай-ка мне, дочка, вот тот пакет.

В пакете, который стоит рядом с диваном, – целый арсенал приспособлений для массажа: деревянные палочки, колёсики, валики. Ими Нина Сергеевна массирует своё тело – с головы до пят. Разгоняет кровь, разминает суставы и мышцы.

- Я ведь в войну на лесозаготовках работала, там и надорвалась, – рассказывает она. – Иногда такие боли мучают, что приходится «скорую» вызывать. Но это только последние год-два.

Трудно поверить, но Нина Сергеевна живёт одна. Поддерживать чистоту и порядок в квартире помогают внуки и младшая сестра Галина Сергеевна. Ещё недавно хозяйка сама ставила тесто, пекла пироги и беляши.

Когда пришло время фотографироваться для газеты, Нина Сергеевна обратилась к соседке со словами: - Дай мне другую палочку, она красивше!

Вот так: настоящая женщина и в столетнем возрасте думает о своей внешности.

Павлуша

- Знаешь, почему век у меня такой длинный? – Нина Сергеевна явно прониклась ко мне доверием. – Это всё из-за мужа моего, Павлуши. Я с ним 46 годков прожила в любви и согласии. Всем бы такого мужа, каким был мой Павлуша, – видного, доброго, заботливого! Он 7 классов кончил, грамотный был, да ещё младше меня на 4 года.

Они познакомились в 1944 году. Нине было почти 30. Кавалеров вокруг не было: во-первых, шла война, все её ровесники воевали; во-вторых, скромная и застенчивая Нина сторонилась мужских компаний, жила на квартире у женщины, чей муж был на фронте, и с работы сразу бежала домой. В ту пору она уже перебралась из родной деревни в Толбазы, где трудилась в швейной мастерской – шила брюки, фуфайки, рукавицы, которые возили на Белое озеро.

- Шить я научилась дома самостоятельно. Получалось у меня – обшивала и родных, и соседей. А Павла на фронт не взяли из-за туберкулёза костей, у него обе ноги были оперированные.

Чутчева признаётся, что замуж шла без особой любви, просто было уже пора. Любовь пришла потом, когда она поняла, что надёжнее и лучше Павлуши никого на свете нет.

- Мать его была против нашего брака, – вспоминает Нина Сергеевна. – Всё-таки я была старше. Но он её не послушал. Павлуша много гулял до свадьбы, а потом верен был мне до гроба. Троих детей мы с ним вырастили, жили душа в душу. Ты погляди, какой мой Павлуша был красавец.

С портретов на стене смотрят на меня молодые мужчина и женщина. Он и впрямь бравый молодец, она улыбчивая, в симпатичных кудряшках.

- Это я, – объясняет хозяйка. – А кудри мне Павлуша навил. Он был известный в Толбазах парикмахер, стриг и женщин, и мужчин. До свадьбы нашей он маляром работал, а потом выучился парикмахерскому делу, дорос до 6-го разряда, много раз побеждал на конкурсах в Уфе. Его, как отличного мастера, не раз звали в город, но он не хотел своих клиентов бросать. Обитали мы в маленьком домике рядом с парикмахерской – комнатка небольшая, девятиметровая, да ещё сестра жила с нами 6 лет. Воду для клиентов я грела на таганочке на дровишках, носила мужу в парикмахерскую. Это уже потом пошли керогазы да примусы.

«Родная наша бабушка»

Все, кто знает Нину Сергеевну, утверждают, что есть у неё внутренний стержень, вера в людей и в доброту. Наверное, это и помогает ей переносить удары судьбы. Она похоронила не только горячо любимого мужа, но и двоих детей – дочь Лиду и сына Владимира.

- Лида у нас на педагога выучилась, – говорит Нина Сергеевна. – Преподавала в школе физику и математику. Как-то я пришла к ней в школу, мне показали класс, где она вела урок. Стою я у двери и слушаю, как моя дочка ученикам что-то объясняет. И такая у меня в сердце возникла радость, такая гордость за неё, что я так в коридоре до самого звонка и простояла.

Когда о смерти Лидии Павловны, скончавшейся от тяжёлой болезни, узнали её ученики, они плакали, а одной девочке даже пришлось вызывать «скорую».

- Володя мой жил и работал в Москве, – продолжает свой нелёгкий рассказ Нина Сергеевна. – Десять лет назад он погиб в автомобильной катастрофе. Жена его Татьяна замуж больше не пошла. В Москве у меня сейчас живут внучка Марина и внук Валентин. У Марины двое деток, а Валя ещё не женат, всё учится.

Всего у Нины Сергеевны 6 внуков и 9 правнуков, 10-й – на подходе. Её сын Виктор живёт в Туле, у него двое сыновей, Сергей и Александр. Сыновья Лиды Константин и Иван живут в Стерлитамаке, часто навещают бабушку, помогают ей по хозяйству.

- Кто вам подарил такие шикарные цветы? – я обращаю внимание на крупные бордовые розы и красно-розовые герберы, стоящие на столе. - Этот букет мне вчера привезли из администрации города, – с гордостью говорит она. – А розы вручили родные на юбилее. Своё столетие Нина Сергеевна отмечала в кафе. Торжество длилось 4 часа – поздравить юбиляршу приехали дети и внуки из Москвы и Тулы, пришли родственники, соседи и друзья. Внук Иван посвятил бабушке большое стихотворение, в котором описал всю её долгую, трудную и счастливую жизнь. В нём есть такие строки:

Внимания чтоб больше Дарили мы тебе И приходили в гости Не только по нужде. Родная наша бабушка, Мы любим все тебя. Спасибо, что ты есть у нас. Мы все – твоя семья!

- Папа наш Сергей Васильевич тоже когда-то стихи сочинял, – вспоминает Нина Сергеевна, глядя на открытку с поэтическим поздравлением. – Наши предки приехали в Башкирию из Вятской губернии. И фамилия у них была не Чутчевы, а Тютчевы. Это уже тут буквы-то перепутали.

- Так, может, вы в дальнем родстве с великим поэтом Фёдором Тютчевым состоите? – шучу я.

Нина Сергеевна смеётся и снова машет руками. Но заметно, что безыскусные стихи её внука дороже ей всех произведений классиков, вместе взятых.

- Радуюсь тому, что наши с Павлушей дети и внуки выросли добрыми людьми, – признаётся она напоследок. – А с Богом и добром в душе жить легче.

Пять супердолгожителей, возраст которых был подтвержден

Источник: srgazeta.ru

0
0
Общество, Новости Стерлитамака
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей