Молодая мама и её новорождённые дочки выжили благодаря стерлитамакским врачам

16 сентября 2015, 09:37

Эта история произошла год назад в родильном доме ГКБ № 3. 25-летняя женщина, будущая мать девочек-двойняшек, пережила клиническую смерть. Чем стало её спасение – закономерным результатом профессионализма врачей? Чудом? Справедливым торжеством жизни над нелепостью небытия? Как бы то ни было, такие потрясения меняют не только тех, на чью долю они выпали. Пожалуй, каждый из нас, познакомившись с этой историей, поймёт: есть о чём задуматься.

ОЖИДАНИЕ

Алия Баева живёт в Уфе. Окончив университет с красным дипломом, она стала успешным специалистом по налогам и налогообложению. Алия решила, что её дети должны появиться на свет именно в Стерлитамакском роддоме: о ГКБ № 3 очень хорошо отзывались знакомые роженицы. Но сначала были незабываемые месяцы ожидания:

- Моя беременность была желанная, запланированная, – мы говорим по телефону, и я не могу видеть лицо Алии, зато в её голосе отчётливо различимо волнение: отличницы в учёбе всё-таки и в жизни очень ответственные люди. – О девочках-двойняшках мы с мужем узнали на первом же УЗИ – было неожиданно… и ожидаемо. Я не знаю, совпадение это или что-то другое, но задолго до моей беременности мы с мамой были в гостях у одной женщины, и она сказала маме, что у меня будут двойняшки. Я об этом предсказании всерьёз, конечно, не думала, но однажды заметила за собой, что морально готовлю супруга, фантазирую вслух: «А вдруг у нас будут близнецы?». Так мы с мужем стали мечтать о дочках вместе. Интересная история получилась с выбором имён. Одну девочку мы сразу решили назвать Полиной: это имя нам давно нравилось, а другую – Галиной, в честь мамы моего мужа. Она трагически погибла, когда ему было девять лет – помню, нас даже отговаривали от этого имени. Но мы против суеверий, я детей в животе так и называла: Галина и Полина.

Ожидание было лёгким и радостным: анализы всегда в норме, работа любимая и не в тягость (руководство разрешило будущей маме не простаивать часами в уфимских дорожных пробках, а работать дистанционно). Алия занималась кулинарией, читала книги по детской психологии, готовила дочерям подарки.

- Правда, детские вещички, что я связала крючком, не пригодились: слишком много всего красивого дочкам надарили, – улыбается Алия, – но вкус к рукоделию я почувствовала – теперь хочу швейную машинку.

ИСПЫТАНИЕ НЕСЧАСТЬЕМ

- На 38-й неделе двойняшки считаются доношенными. Я лежала в роддоме, была назначена дата кесарева сечения. А в ночь перед операцией мне стало плохо: я поднялась с кровати и потеряла сознание. Оказывается, околоплодные воды попали в мой организм – для женщины это опасно. Почему это произошло, неизвестно. Может быть, от сильных переживаний? Я очень волновалась, думая о встрече с детьми, – Алия старается говорить ровным голосом, но вряд ли когда-нибудь ей удастся вспомнить о случившемся без невольного содрогания. – Я пережила клиническую смерть, она длилась 18 минут. Нет, мне ничего не снилось, и никаких сверхспособностей после этого у меня не появилось. Зато появилась огромная вера в людей, в докторов. Спасать им в ту ночь пришлось и меня, и детей: сами они не задышали. Несколько суток врачи выхаживали меня, а в соседней палате находились мои девочки. Галину ко мне приносили. Я была без сознания, но врачи рассказали, что ни у кого на руках она не пыталась искать грудь, а у меня пыталась, и очень настойчиво – может быть, стук родного сердца узнала? Говорят, никто из медперсонала не мог смотреть на это без слёз. Действительно, связь матери и ребёнка – это что-то свыше. Полина из нас троих пострадала больше всех, восемь суток лежала под аппаратом ИВЛ. Она чувствовала меня на расстоянии: мне становилось хуже – и ей тоже. Когда опасность для моей жизни миновала, и состояние стабилизировалось, меня перевезли в Уфу. Всё было как в кино, – пытается шутить Алия, – из Стерлитамака меня увозили с полицейским кортежем (конец рабочего дня, пробки), вслед за машиной уфимской реанимации – машина моего мужа… В Уфе я очнулась, вытащила трубки – аппаратура запикала, замигала, тоже как в фильме каком-то. Подбежал врач – он всё время был рядом, ночевал на соседней свободной кровати. После родов я перенесла ещё три операции. Детей тоже перевезли в Уфу, моя мама лежала с ними в детской больнице – вспомнила, как говорится, молодость. И мне было легче, что мои дочери со мной в одном городе, почти рядом. Увидела я их, когда им был уже месяц. Они встречали меня дома.

Вот как комментирует ситуацию врач-анестезиолог-реаниматолог высшей категории, заведующий отделением анестезиологии-реанимации родильного отделения ГКБ № 3 Татьяна Евгеньевна Ковач:

- Эта патология встречается редко. По данным различных медицинских источников, при развитии такого ос-ложнения материнская смертность составляет от 70 до 98 процентов. Благодаря своевременному оказанию медицинской помощи в полном объёме наша пациентка вошла в маленький счастливый процент тех, кому в подобной ситуации удаётся остаться в живых и сохранить здоровье. Нужно заметить, что укомплектованность врачебными кадрами в родильном отделении ГКБ № 3 составляет порядка 50 процентов, а анестезиологами-реаниматологами, которые оказывают экстренную помощь в подобных случаях, – всего 16 процентов. Пока проблему с кадрами разрешить не удаётся, но, несмотря на объективные сложности, мы ежедневно выписываем счастливых матерей и гордимся своим врачебным призванием.

БОЖИЙ ПРОМЫСЕЛ И ЖЕНСКИЙ ХАРАКТЕР

- Сказать, что я врачам благодарна – не то слово. Я их люблю всей душой, восхищаюсь их профессионализмом, – признаётся молодая мама. – У меня была мечта о красивой, праздничной выписке, она не сбылась. Я даже не знала, кто мои спасители – мне так хотелось познакомиться с ними, увидеть, обнять! Приехать в Стерлитамак с двумя детьми проблематично – мы пригласили докторов на первый день рождения моих дочек в Толбазы, здесь живут мои родители, и мы с детьми много времени проводим здесь: первый год – самый трудный, а мама и сестрёнка очень мне помогают. Я очень рада, что врачи откликнулись на мою просьбу и приехали к нам в гости всей бригадой. Наш семейный праздник совпал с их профессиональным, и главный врач Ришат Равилович Абдуллин вечером в День медика был занят – он приехал нас поздравить днём! Привёз огромный букет роз и двух мишек – ростом больше моих детей. В нашей встрече было столько доброты… Благодарю Бога за то, что в ночь, когда случилось несчастье, он послал мне таких врачей.

- Вы теперь можете помочь советом будущим мамам… - Я этим и занимаюсь: я активна на форумах и всегда прошу женщин в положении: забудьте об эгоизме, будьте ответственными, слушайте врачей! Я пролежала в роддоме, в отделении патологии беременных, полтора месяца, встретила там своё 25-летие и ни разу не отпросилась домой. Доктора потом признавались, что если бы я настаивала, они бы отпустили меня в Толбазы, к родным: положительные эмоции нужны беременным, как воздух. Но если бы несчастье случилось дома, меня бы никто не сумел спасти… Свою беременность я вспоминаю с нежностью. Желаю каждой женщине ощутить это и быть лучшей мамой для своих новорождённых ангелочков.

О ГЛАВНОМ

- Алия, как вы полагаете, для чего даются такие серьёзные испытания, как ваше? - Знаете, я до сих пор каждый день об этом думаю. Тем более что многим моим подругам и знакомым выпадают сложные, тяжёлые роды. Теперь я уверена: это не просто так. Знаете, какая переоценка всего в жизни происходит! Мы с мужем и до рождения детей жили дружно, у нас настоящая любовь, но теперь мы особенно дорожим друг другом. А отношение к детям? Они плохо спят, мне бывает тяжело, но разве я могу рассердиться на ребёнка? Я ведь так старалась, чтобы дочери пришли в этот мир здоровыми и счастливыми…

- Кто-то мечтает о детях, чтобы не ушли в небытие собственные знания и опыт, кто-то не устаёт восхищаться жизнью как чудом и желает новую маленькую жизнь наделить чудом видеть, слышать, понимать… А вы? - Я очень хотела, чтобы у моей любви к мужу было продолжение. Ведь не общий кредит и не совместные обеды делают нас семьёй, верно? Я хотела, чтобы наши дети были похожи на него, именно его детей я хотела воспитывать. Любовь действительно творит чудеса, мне и врачи об этом говорили. Бывает так: выписывают здорового ребёнка, а он дома чахнет без родительской заботы и ласки. А безнадёжный, казалось бы, ребёнок в хорошей семье, в атмосфере любви и внимания крепнет и расцветает. Кстати, наши дочери – просто живые фотографии своих бабушек: Галина похожа на маму моего мужа, Полина – на мою маму. Галина уже бегает, Полина начинает. Мы делаем массаж, ходим в бассейн. Серьёзных последствий для здоровья детей, к счастью, удалось избежать, Бог и от этого отвёл. Самое тяжёлое испытание мы прошли, я очень на это надеюсь.

- То есть на судьбу вы не ропщете и жить вам не страшно? - Мне говорят: ты оптимистка, даже в горе нашла какие-то плюсы, а я, наверное, даже благодарна этому случаю. Если я вернулась к жизни, значит, я должна сделать что-то важное, хорошее. Думаю, это «что-то» удастся сделать моим детям, а моя задача – правильно их воспитать. Когда моей маме сказали, что у меня практически нет шансов выжить, она ответила: «Неправда. Она так ждала детей, что не сможет их сейчас оставить. Она будет жить, она сильная!». Мама верила в меня, и её вера мне помогла, я в этом не сомневаюсь.

- А что значит, по-вашему, воспитать детей правильно? - Мы живём в мире, которому не хватает доброты. Пусть мои дети любят то, что делают, и будут добрыми: они же девочки…

Источник: srgazeta.ru

8
0
Медицина, Новости Стерлитамака
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей