Евгения Куцуева: «Не приходят в мэрию с идеей на салфетке и словами: «Вот 700 миллионов, дайте землю!»

7 декабря 2019, 10:24
Разговор с куратором проекта «Инвестируй в Башкортостан». Как уфимцы изменились после дельфинария и какие инвесторы нам не нужны. Евгения Куцуева: «Не приходят в мэрию с идеей на салфетке и словами: «Вот 700 миллионов, дайте землю!»

В Уфе недавно был объявлен проект строительства дельфинария. «За» выступили власти Уфы. К ним же присоединилась владелица Центра абилитации в Уфе для больных детей с ДЦП Файруза Латыпова. Ее интерес понятен – дельфинотерапия может дать ей новые поступления средств. А абилитация в наше время – это, как не крути, бизнес. Медицинское сообщество проект не поддержало.

– Против дельфинария выступили общественники. Это и просто неравнодушные граждане, и зоозащитники, и вот вы, Евгения, куратор проекта «Инвестируй в Башкортостан». Казалось бы, вы должны выступить за инвестора, за то, чтобы в Башкирию вкладывали деньги. Так почему же «нет» дельфинарию? С чего началась история для вас в этом вопросе?

– Началась с новости на сайте мэрии Уфы. 5 сентября появилась информация о том, что в парке Кашкадан компанией «Водный мир» будет построен океанариум, предполагаемый объем инвестиций до 700 миллионов рублей. Стали разбираться в сути. Евгения Коновалова и Ольга Маловица опубликовали серию постов в Instagram против строительства дельфинария, который подразумевался в этом проекте. С этого момента я стала следить за темой. Дальше были первые общественные слушания, я посмотрела, как там это проходит, мне было крайне интересно, почему такая спешка, да еще и в отсутствии проекта. Задумалась, кому так срочно нужно согласование жителей и почему выносят даже еще не проект на общественные слушания. 14 ноября независимо друг от друга 5 человек мне написали в соцсетях: «Пожалуйста, придите, мы считаем, что там будет твориться что-то безобразное». Так я оказалась на «общественных слушаниях» в Городском дворце культуры.

«Черный дельфин» для дельфинов: под видом экоцентра в Уфе хотят открыть «тюрьму» для животных?

– Как же люди узнали о слушаниях, если информации о них нигде не было?

– Из рассылки в WhatsApp с настоятельной рекомендацией для учителей «быть в ГДК». Я еще спросила: «А почему думаете, что будет про дельфинарий, на сайте Главархитектуры совершенно другой проект – центр абилитации». «Там будет про дельфинарий, точно, туда свозят людей», – был мне ответ. Выходит, люди не поверили, и оказались правы. Совсем скоро я увидела своими глазами как предлагают проголосовать «за» или «против» чистого листа, проект не был представлен, как после выяснится на встрече в мэрии, его и «не было вовсе».

– А когда убедились, что речь идет именно про дельфинарий?

– Сразу, с первого выступления. Оно так и началось, люди сами говорили «мы за дельфинарий». Ни проекта океанариума, ни проекта центра абилитации не было представлено. И на мой вопрос: «А где проекты?» – никто не ответил.

– Увидели вы сторонников дельфинария?

– Да. Когда ты сам участник, то видишь гораздо больше. Когда очередь выступать дошла до меня, я сказала: «Посмотрите на пустые стулья в зале – тем, кому действительно важно, остались до конца. Врачи и учителя, я понимаю, почему вы здесь и понимаю, что вы сейчас рискуете своей работой…» Ответом мне были аплодисменты зала. Я на самом деле благодарна тем людям, которые не стали выступать, тем, кто были заявлены в списке, но не вышли. То есть, человек послушал все это, понял о чем речь, и отказался своим голосом подтверждать галочку «за дельфинарий». Это поступок.

– Как вы думаете, почему в Уфе публичные слушания проходят в таком неуважительном к горожанам формате: «приглашенные» бюджетники, глушилки, информационная закрытость. Откуда у властей эти байские замашки?

– Я считаю, что это привычка. Люди поменялись, а власть этого не осознала. Не были готовы к тому, что люди будут подготовлены, что сработает сетевая мобилизация, что придет много журналистов.

akgTozz2aPo.jpg


– Вы же тоже журналист?

– Да, и по роду моей деятельности, как заместителя главного редактора журнала «Регионы России: национальные приоритеты», экономические проекты в поле моего зрения. Наша большая задача – формирование образа Башкортостана, в который можно и нужно инвестировать. И потому, когда я вдруг вижу, что происходит вот такое «сопровождение инвестпроекта», становится трудно работать.

В открытых источниках я посмотрела, что за компания «Водный мир», возникло много вопросов, и к количеству судебных дел, и к финансовой обеспеченности. Без проекта крайне сложно что-то сказать. Но инвестор обычно выглядит слегка иначе. Тут же вопрос был к тому, как принимается городскими властями решение о поддержке инвестпроекта. Мэр Ульфат Мустафин на встрече с нами объяснил так: «Я, как мэр города-миллионника заинтересован, чтобы у нас были инвестиции. В инвестчас, каждый вторник, в 11 часов, ко мне приходит инвестор, рассказывает о проекте, потом я поручаю службам проработать этот проект». И вот здесь служба начинает «прорабатывать». Как именно, мы уже наблюдали на тех самых слушаниях. 

Инвестиционный проект ведь – это очень большой объем работ. Там и предпроектная, и проектная документация, и обязательное начальное описание, включающее маркетинговый план и необходимые требования и экономические расчеты, то есть, не может «не быть проекта». Ну не заходят с салфеткой в мэрию, и не говорят: «Хочу! Вот 700 миллионов. Дайте мне землю!»

– То есть, он есть – этот проект?

– Ну конечно. Что-то же 5 сентября «одобрили».

– Почему, думаете, проект не показывают? В мэрии говорят, что они опасаются, что инвестора просто «загрызут». А вы как думаете, загрызут?

– Что значит «загрызть» инвестора? Надо послушать, узнать суть, про что там вообще. Может это прекрасный замечательный человек, обеспеченный средствами, и его просто неправильно поняли. Ну так давайте поймем друг друга правильно. Сейчас же нет предмета для разговора. Игнорирование запроса людей – совсем плохой путь, и это на всех негативно влияет, на инвестклимат, естественно, тоже, ну и мне сложнее делать мою работу, ежедневно писать материалы с тэгом #ИнвестируйвБашкортостан.

– Каким образом, вы думаете, вписывается в проект участие Файрузы Латыповой? В возможном предстоящем строительстве дельфинария или центра абилитации, которым буквально прикрылись?

– У меня ощущение, это мое сугубо личное оценочное суждение, что она стала неким заложником этой ситуации. Вероятно, ей помогли с ее центром, а потом попросили об ответном шаге. Почему я так думаю? Я смотрю людям в глаза. Когда на совещании Полина Вишневская спросила: «Вы же врач, почему дельфины, зачем их мучить?» Выражение глаз Файрузы Мунаваровны нужно было видеть, в глазах чуть ли не слезы, было ощущение, что вот сейчас скажет: «Да, я тоже против дельфинария, но…» Знаете, я всегда верю в светлую сторону каждого человека. 

– Теперь как мэрия должна действовать в этой патовой ситуации?

– Я считаю, что здесь можно очень красиво выйти. Но есть несколько факторов, которые с каждым разом усугубляют ситуацию. Один из факторов – это непродуманные комментарии вице-мэра Алины Сулеймановой о вопросе общественных слушаний. Еще один усугубляющий ситуацию фактор – использование спецсредств. После иска газеты «КоммерсантЪ» и запроса в прокуратуру, эта история из плоскости «мы тут немножечко о вас позаботились и хотели просто поговорить» перешла в очень серьезное правовое русло.

– Это нарушение закона – использование спецсредств?

– Вот пусть прокуратура сейчас и ответит. Я не припомню общественных слушаний, на которых бы использовались спецсредства. Я считаю, что должна быть дана правовая оценка этому действию.

– Кто может быть идеологом такой идеи с глушилками?

– Глупость этому идеолог.

– Готова ли власть перестроиться, и что нас может ждать в будущем в этом вопросе взаимодействия с властью?

– Я надеюсь, что нас ждет светлое радостное будущее с хорошим диалогом. И давайте смотреть, что происходит и что конкретно поменялось в нашем обществе. Это общемировой и общероссийский тренд. Я много раз говорила, что тема противостояния разграблению ресурсов и экологическая проблематика с каждым годом будут нарастать, и к весне 2020-го года, помяните мое слово, мы увидим ее пик. И, если я полагала, что для Башкирии это будет сибайский карьер и шихан Куштау, то вот теперь еще и дельфинарий. Сейчас можно еще решить и правильно выйти из этой ситуации. Что касается того, как это все было сделано – раньше общественные слушания не были элементом, который бы консолидировал гражданское общество. Люди туда не приходили. Поэтому процветали «карусели» – это технологии очень старые, просто древние. Ведь что такое гражданское общество? Это несколько десятков людей, которым «не по фигу», это категория людей с активным действием. И изменилась система распространения информации. Если бы понимали это, ни за что в жизни не стали бы отбирать микрофон, глушить связь, скрывать слушания.

– Почему нельзя отказаться от этих инвестиций? От этого дельфинария?

– Можно. А есть ли эти 700 миллионов? Вот в чем вопрос. И опять мы приходим к наличию проекта.

– Скажите, как куратор проекта «Инвестируй в Башкортостан», где нормальные инвесторы, почему они к нам не приходят?

– Приходят, а чтобы было больше проектов и качественнее, нужно дать правильное и четкое понимание механизма работы в республике. Надеюсь, что у вице-премьера Андрея Назарова и министра экономического развития Рустама Муратова получится создать эту прозрачную систему, выгодную как для инвестора, так и для Башкирии. Что важно понимать? Все считают сначала деньги, но когда ты считаешь деньги, ты еще просчитываешь риски. И как ни странно, самым большим риском для инвестора являются люди, принимающие решения на территории. Этот риск ты не можешь просчитать, в отличие от экономических или маркетинговых.

– Рассчитываете на продолжение диалога с мэрией?

– Да, потому что это отличный шанс выйти из ситуации сторонам с максимально хорошим эффектом для себя. Что для этого нужно? Предоставить экономически обоснованный проект, встретиться еще раз с инвестором в мэрии и пригласить тех людей, которые могли бы рассказать об экономической составляющей проекта, очень четко разделить проект дельфинария от проекта центра абилитации, чтобы в сознании более не смешивать никогда пытки млекопитающих и защиту детей с ограничениями здоровья. Развести эти понятия раз и навсегда, чтобы мы, благодаря этой ситуации поняли, как делать не надо, и как делать надо. Со своей стороны, как куратор проекта «Инвестируй в Башкортостан», готова оказать всю необходимую информационную помощь, пользуясь возможностью федерального холдинга. Мы сейчас вступаем в 20-й год, у нас очень много задач, нам вместе сейчас надо работать, не порознь, надо научиться слышать, понимать и уважать друг друга. Да, я жду второй встречи.

Евгения Куцуева. «Не трогайте нашу землю. Ваши дети уже здесь не живут!» Без цензуры. Евгения Куцуева: «В России не существует выборов» На пост главы Башкирии претендует третья женщина «Не хватайте меня за закон». В мэрии Уфы чиновники и общественники поспорили из-за инвалидов

Автор: Автор: Марина КАРИМОВА
Источник: proufu.ru

0
0
Медицина, Образование, еще 5
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей