Без цензуры. Уровень недовольства граждан достиг своего максимума

30 декабря 2018, 20:02
Политолог Дмитрий Михайличенко и общественник Азамат Галин подводят вместе с ИСТОЧНИК итоги 2018 года. Без цензуры. Уровень недовольства граждан достиг своего максимума

 Не хватило честности власти

Рамиль Рахматов (Р.Р.): 2018 год близится к завершению, поэтому мы решили сегодняшнюю беседу программы «Без цензуры» посвятить итогам года. Дискутировать будет общественник и политический деятель Азамат Галин и позже к нам присоединится политолог Дмитрий Михайличенко.

Начиная сегодняшний разговор, хотелось бы спросить, Азамат, понятно, что год был насыщенным на различные культурные, политические события, но на твой взгляд, чего не хватило в 2018 году Башкирии? Или какие бы события ты бы отметил в первую очередь?

Азамат Галин (А.Г.): Наверное, нам не хватило честности власти, нам не хватило работоспособности власти и нам не хватало какого-то справедливого отношения власти к народу. Буквально на днях прочитал в «Новой газете», что согласно социологическому опросу, уровень недовольства граждан к власти достиг своего максимума. На мой взгляд, отношение людей к власти – это основной барометр. И если уровень недовольства достигает своего потолка, то социологи говорят, что это уже предел. Это крайне серьезный показатель. Сначала я подумал, что это такой предвыборный вброс от газеты, но позже, проанализировав показатели, я, можно сказать, на бытовом уровне это ощутил.

К примеру, на днях правительство проводило совещание по стыковке бизнеса и сетевых магазинов. Событие важное, потому что за 10 лет, которые работал Хамитов, эту работу вообще никто не проводил. Последним вроде был Сарбаев. Вот он в ручном режиме с каждым магазином отрабатывал, чтобы не меньше 50% в магазине было башкирских товаров. Доходило даже до того, что Сарбаев с Качкаевым ходили по супермаркетам и смотрели, чтобы были и яйца башкирские, и другие товары, ведь даже хлеб везут из Татарстана.

Р.Р.: Ты сказал о двух вещах: недовольстве и недоверии. Это разные понятия?

А.Г.: Да, разные. Уровень недоверия людей – это отношение людей к решениям, которые принимает власть. Необязательно недоверие порождает недовольство. А недовольство - это уже высшая форма проявления эмоционального отношения. Мне кажется, что это показатель того, что мы подходим к какой-то черте, о которой каждый в глубине себя думает, но никто не хочет произносить. Какое-то нехорошее ощущение, еще так совпало, что следующий год – год Свиньи, и все эти картинки, которые присылают с поздравлениями, они похожи на какой-то человеческий орган, как предчувствие того, что нас ожидает. Это, мне кажется, и есть главный итог уходящего года.

Складывается ощущение, что власть живет в каком-то своем мире, вот им кажется, что люди получают по 40 тысяч. Но это же не так, взять ситуацию с моими родственниками, у тещи с тестем на двоих пенсии 16 тысяч. Люди проработали 35 лет, ветераны труда, а пенсия 8900. Нужно заплатить за услуги ЖКХ, потом идут расходы на лекарства. И на питание денег уже совсем не остается, поэтому они вынуждены оба работать, несмотря на свой преклонный возраст. И получается, что мы живем в ложной статистике. Власть далека от реальных зарплат, которые получают люди. И это, на мой взгляд, главная проблема на сегодня.

Вот решили депутаты 31 декабря 2017 года вбирать дополнительную плату за вывоз мусора. Люди то не думали, что в итоге это все дополнительно свалится на них. Может быть, для федерального бюджета это незначительно, а вот для основной части населения страны - это очень значительно. То же самое касается капремонта. И все это постоянно растет. А с 1 января мы получаем увеличение платы за отопление, за электроэнергию, вырастет НДС, а это значит, что продукты питания станут дороже. И вот это все влияет на картину происходящего. Людям недостает справедливости. Если бы было так, что власть посидела бы и подумала, что можно лет 5-10 обойтись без капремонта и не брать столько денег с граждан, недовольства было бы меньше. Люди сейчас много читают, говорят, мы в Китай поставляем электроэнергию по 1 рублю 10 копеек, я, правда, не знаю, откуда эти цифры. А в итоге мы будем в родной стране платить по 3 рубля 20 копеек.

То же самое про мусор. Даже в Уфе еще не везде есть эти специальные контейнеры. Что говорить про деревни. И вот придет человеку счет, а контейнеров даже нет. И за что он должен платить?

Круги Ада

Р.Р.: К нам присоединился политолог Дмитрий Михайличенко. Мы сейчас говорим об итогах года. Согласитесь ли вы с точкой зрения Азамата?

Дмитрий Михайличенко (Д.М.): Да, я еще добавлю. Есть эффект мультипликатора экономический. А здесь эффект наоборот. Мы это как-то в аналитическом докладе своем изобразили. Круги АДА, там есть ЖКХ, дольщики, пенсионный возраст, этнические протесты, региональные протесты, и все это, к сожалению, мультиплицируется. Я очень рад, что мы начали разговор именно с системных проблем. Элитам, как федеральным, так и региональным, все равно на население, поэтому они будут делать все, чтобы увеличивать налоги. Я считаю, что это может трагично закончится, поэтому нужно об этом открыто говорить.

И вот Азамат сказал про заморозку, но ведь это тоже крайняя мера, нужно выводить политическую эффективность. В стране получается эффект с нулевой суммой, у кого-то забрать, кому-то отдать. Эта ситуация меня очень напрягает.

А.Г.: Например, ситуация с Чечней. С их количеством населения получить бюджет равный бюджету республики.

Д.М.: Если говорить об итогах года, то у меня на первом месте протесты и социальное недовольство. То как провели выборы президента, явка в Уфе 76%, вот даже мы с вами улыбаемся и все понимаем. В Башкирии говорят, что мы на выборы ходим не потому, что надо, а потому, что начальство велит.

Р.Р.: Правильно ли я понимаю, что пенсионная реформа оттенила значительно выборы?

А.Г.: У меня есть один знакомый, который, как принято уже называть, «Путинист». То есть он полностью предан идеям вождя и готов следовать за ним куда угодно. Недавно мы с ним пересеклись, он мне сказал, что ошибался. Я говорю, мол, как ты ошибался, ты же был так верен, а он мне показывает квитанцию за ЖКХ. И все, человек окунулся в реальность.

Д.М.: Уровень лоялизма, даже у тех, кто являлся лоялистом, значительно снижается. Конечно, если сравнивать с другими страны, например, с Грецией, где полная потеря суверенитета, для них Путин - популярная фигура. В нашей стране все-таки суверенитет сохраняется. Но это касается внешней политики.

Р.Р.: Мы решили сделать опрос на сайте ИСТОЧНИК и спросить у читателей, какой бы они хотели видеть страну в 2019 году. Посовещавшись с коллегами, пришли к выводу, что варианты ответов, которые изначально хотели ставить, не подходят. И нам пришлось угрублять варианты. К примеру, ответ «чтобы страна вела миролюбивую политику и помирилась с западом» заменили на «чтобы страна стала еще сильнее, и с нами больше считались». То есть даже мы журналисты вынуждены провоцировать, потому что, видимо, сказывается усталость от этих внешних в кавычках успехов.

А.Г.: Люди же понимают, что в мире не только Россия и Америка.

Р.Р.: И не только Сирия и Украина?

А.Г.: Люди понимают, что есть Бразилия, Индия и другие, которые не играют во все эти игры и живут достаточно неплохо. Острый запрос на справедливость.

Р.Р.: Сейчас под конец года пошла информация, что будет меняться Конституция. Возможно, будут перекраивать сетку региона, у нас по этому поводу уже с экспертами состоялась дискуссия. На ваш взгляд, это просто разговоры и вброс или реально такое возможно?

А.Г.: На мой взгляд, чем меньше территория, тем легче ей будет управлять. Понятно, что наша большая территория - это угроза для нашей же страны. Мне кажется, когда такие политические вопросы обсуждаются, это только отвлекает внимание населения. Как они говорят: вот сейчас мы объединим эти две-три территории, у вас будет больше денег, а по факту больше потратится даже на юридическую составляющую, на выписки и прописки.

Д.М.: Я частично не соглашусь, я что думаю, Центр хочет сделать из нас всех россиян, унификация должна быть. Я против этого, должна быть гибкая двухуровневая система идентификации. Например, россиянин и татарин, россиянин и башкир. Если снова обратиться к социологии и посмотреть общественное мнение, то у людей нет уже такого уровня национализма и сепаратизма. Нынешнее поколение интегрировано на Россию, зачем сейчас провоцировать. Это же только обратный эффект даст.

Р.Р.: Еще один вопрос, касающийся федеральной повестки. Сегодня, говоря о выборах, не слышно партии власти. Как вы считаете, что ждет партию в 2019 году? Переформатирование или что-то другое ожидается?

А.Г.: Партия останется, никуда она не денется. Иначе они должны будут признать, что она была ущербной. Мы видим по выборам, что те, кто проходят в региональный парламент, идут как одномандатники. А партия сохранится, иначе признать надо будет банкротство.

Д.М.: Конечно, конечно. Вот в одном регионе поменяли законодательство, было 50 на 50, а теперь 30 на 70 одномандатников. Вот тенденция. Чем партия больше активничает, тем ниже их рейтинг. Давайте попытаемся составить социальный портрет, кто сейчас в здравом уме будет за «Единую Россию»? И дело не в том, что мы тут такие оппозиционеры, ну кто? Бюджетники? Приближенные администрации? Кто? Лоялистов совсем немного остается. Особенно «Единая Россия», тем более там Медведев.

Новая конфигурация власти будет более жесткой

Р.Р.: У нас остается не так много времени, поэтому я хотел бы переключиться к республиканской повестке. Какие главные события для республики вы видите, Дмитрий, в этом году?

Д.М.: Я на первое место всегда ставлю вопрос с шиханами. Я его ставлю вне политики. Потом отставка Хамитова и приход Хабирова, Ялалов сюда же. Новая конфигурация власти будет более жесткой, интегрированной, но я тоже вижу ошибки, которые закладывает нынешнее руководство. Но мне кажется, что большинство населения Башкирии, я к нему не отношусь, позитивно сейчас расположены к такой смене руководства. А почему хорошо? Обновления всегда хорошо воспринимаются. Вот вы обратите внимание, правительство же не меняется, там фигуры значимее, а губернаторов меняют только так. Кремль понимает запрос общества на обновление и делает это. И это даст краткосрочный эффект. Дальше все зависит от Хабирова. У него тоже много договоренностей, которые он должен соблюдать, за него многие люди просили. У него, тем не менее, есть шанс построить ту модель, которая мне лично не нравится, но для населения она будет вполне неплохой.

А.Г.: По крайней мере, чувствуется, что есть определенная нацеленность, люди через личное обращение попадают к нему. Возникает новая модель управления обществом, тем не менее, есть же главы и министры, которые не могут никак переключиться, попадают в какие–то конфликтные ситуации. Например, возьмем ситуацию, связанную с Архангельским районом. Когда родители написали обращение, что с детьми-инвалидами как-то не так обошлись на елке, с одной стороны, такое достаточно рядовое событие, как елка, проводится не за счет бюджета, а за счет спонсоров, но пришел глава, рассказал, что делается очень много для социального улучшения, люди это восприняли как-то так. Главе нужно было бы просто молчать, нет, он еще сидит и интервью раздает. Люди в итоге чего хотят? Чтобы всех убрали с мест, есть запрос на изменение. Если наверху никаких изменений нет, то хотя бы у нас измените. А что это даст? Только кратковременный результат.

Д.М.: Но Хабиров еще знает, что делать, он все эти уровни знает: и муниципальный, и региональный, и федеральный. Сейчас есть запрос на сильного политика. Хамитов – препод, а Хабиров – руководитель юрфака.

Р.Р.: Но ведь от ошибок и нынешний врио не застрахован. И мы уже это видим в последнее время, особенно по части внутриполитических ошибок.

А.Г.: Я понимаю, что ты хочешь сказать, это ситуация с «Башкортом»?

Р.Р.: Необязательно.

А.Г.: Я сам эту ситуацию не знаю, но мне кажется, что с «Башкортом» была попытка договориться по каким-то вопросам. Об этом говорит и то обстоятельство, что вернули материал на того же Алчинова. Может быть, им давали какие-то явные рекомендации, может, эти рекомендации были намеками, я не знаю, но, тем не менее, «Башкорту» придется делать выбор: либо быть ближе к власти, либо переходить в правый сектор. А в этой ситуации они, видимо, выбрали линию правой части и им прилетело. Все банально и просто.

Р.Р.: Но не все кадровые решения понятны?

Д.М.: Недостатков много, и вот эта федеральная модель, о которой Азамат только что сказал, не факт, что она совершенна. Разве им там виднее, как правильно.

А.Г.: Они направляют инструкцию, вот если ты не выполнил ее, будучи региональным чиновником, значит ты в понимании аппарата либо коррумпирован, либо ты сепаратист.

Д.М.: Я думаю, что Хабиров - тонкий политик. Ему надо время. Он выстроит подходящую модель. Пока, как мне кажется, какой-то баланс есть, есть и противоречия, они и дальше будут.

А.Г.: У Хабирова есть большой плюс, у него есть команда. Но если бы я был на его месте, я бы не концентрировал эту команду в одном месте, я бы сделал зонирование. Каждому бы дал регион, и пусть доказывает, что он хороший член команды, а он собрал их в одном здании, на одном этаже. И, наверное, внутри этой команды уже началась борьба за эти инструменты влияния. Может быть, это и хорошо, я за интриги.

Дмитрий Михайличенко: Ну а что, у нас же публичной политики нет, вся кулуарная. Давайте признаем, сколько лет Хабиров подсиживал Хамитова. Они друг с другом вели противостояние, в итоге Хабиров выиграл.

Р.Р.: Команда Хабирова «воевать» умеет…

Д.М.: И терпеть умеет. А у тех не команда была, а «счетоводы». Но главное, чтобы команда в банду не превратилась. Для этого и должна быть система сдержек противовесов, для этого мы и должны делать экспертный анализ, какое-то объективное мнение. Год назад в соцетях у всех все было плохо, а сегодня заходишь, у всех все хорошо. Это не объективно.

Р.Р.: Запустили разные инциденты, поблагодарили блогеров, раздали премии. Кстати, Хамитов тоже в первые годы всех этих оппозиционных блогеров одаривал.

А.Г.: Погодите, когда Хамитов приходил, все эти новшества информационного воздействия на общество только начинались. Я помню, когда в 2008 году работал в правительстве, было 360 с лишним печатных изданий и ни у кого не было сайта. Был единственный сайт Башкортостан.ру и Башинформ. Больше вообще ничего не было. Мы тогда собрали всех редакторов и сказали, что надо делать сайты. Они ещё на нас так покосились. Потом пошли жаловаться, что вот чем мы их заставляем заниматься. Во время прихода Хамитова блогеров почти не было. Ему пришлось их выращиваться под себя. А сегодня ситуация совершенно иная. Сейчас уже пенсионеры сидят и читают фейсбук. Мы еще не понимаем влияния этого информационного общества на политические процессы.

Блогеры заменяют телевизор

Д.М.: В Москве блогеры заменяют телевизор. Поэтому Собянинская администрация работает с Соболевым, с Сардаровым. Как сейчас в Москве, так примерно будет в Башкирии через 5 лет. Понятно, что есть свои особенности. В целом Хабиров проходит все те же стадии, что когда-то Хамитов. Он тоже в первые годы был открытым, всем хотел понравиться.

Р.Р.: А если забегать на год вперед, будут ли у врио какие-то проблемы с переизбранием? Появятся ли какие-нибудь серьезные игроки, или такие фигуры, как Каримов все-таки не ожидаются?

А.Г.: У нас политика - это все-таки сакральная сфера, управляется с одного источника, все игроки, которые могли бы конкурировать, прекрасно понимают, где находится этот источник. И для того, чтобы поучаствовать в политической борьбе, нужно получить добро оттуда. Поэтому, если даже будут какие-то кандидаты, то шанс у них нулевой, потому что вся эта машина редактировалась и выстраивалась Хабировым сначала у нас в регионе, потом на уровне России. Он ее разбирал и собирал.

Д.М.: Я считаю, что 90% будет реализована модель Хабирова. Все у него готово. Жириновский зачем сюда приезжал. Все у него будут, и коммунисты, и ЛДПР, но те, кто положен. Я подчеркну, что система, которая у нас выстроена, она не готова к конкурентной среде.

А.Г.: Получается, что у него есть определенный кредит, который люди ему дали, и он подпитывает его просто, вот эти смены, кадровые ротации, он удовлетворяет эти запросы, правильно поступает, что у него везде виноваты главы и чиновники. Хамитова ругал, критиковал, но людей не менял. А Хибиров говорит, что все, каленым железом будем все жечь. У Хабирова есть команда, на которую он будет опираться всегда, а все остальные люди – это элементы системы.

Д.М.: Ему очень важно сейчас систему кадровых лифтов настроить. Нам нужны нормальные амбициозные управленцы.

А.Г.: У нас нет подготовленных управленцев, блогеры только и новоиспеченные специалисты вузовские.

Д.М.: Где вот сейчас источник кадровый?

А.Г.: В моем понимании, это главы. Да и то там немного, на кого можно опереться. А где их еще взять, заводов у нас нет, в предпринимательской среде их тоже нет. Предпринимателей вообще опасно брать. Потому что они начинают видеть весь административный ресурс как свой собственный. Все-таки управление - это жесткий регламент.

Здоровье, счастье и трудолюбия нам пригодится в новом году

Р.Р.: Начинали мы сегодняшнюю беседу с того, что недовольство людей достигло своего критического уровня, потолка. А что за этим потолком может последовать?

А.Г.: На этой «оптимистичной» ноте ты хочешь и закончить.

Р.Р.: Нет, я хочу это произвести, и дай Бог, сможем избежать.

А.Г.: Если мы обратимся к истории, к каким-то историческим фактам, когда страны переживали какие-то серьезные последствия, все равно все начиналось с завышенной платы за ЖКХ или резко выросли цены на хлеб. Люди, которые принимают управленческие решения, должны выйти за границу своих иллюзий и сказать, да, действительно, у нас средняя зарплата по стране не 40 тысяч, а 15 тысяч. И сейчас в срочном порядке надо замораживать плату за ЖКХ, убирать этот капремонт, снижать цены на газ и дать людям возможность передохнуть и накопить. Когда люди этот барьер осилят, будет легче. Будем надеяться, что в этой части произойдут какие-то сдвиги. Ну, а если не произойдут, что я могу сказать. Уровень недовольства показывает предел терпения.

Д.М.: Чтобы понять, что ждет Россию, нужно изучать опыты других стран. Прежде всего, Мексики, Турции. Репрессивные силы будут стараться сдерживать весь процесс недовольства, качество управления в стране уже не такое высокое. Мы все надеемся на политическую волю, но я думаю, что потрясений не избежать.

А.Г.: Если достучаться до Путина и сказать, что в стране не получают 40 тысяч, возможно, произойдут изменения. СМИ должны давать объективную информацию. Пример с переходом на цифровое вещание. Переход на цифровое вещание ставил точку во всех региональных телевизионных историях. Послезавтра мы должны были уже аналоговое вещание подключить, неожиданно до Путина эта информация дошла, он сказал, что сам неоднократно задавал этот вопрос чиновникам, в итоге подливают до 2020 или 2022 года.

Д.М.: Да, иногда такое случается, но все реже и реже.

Р.Р.: В любом случае хочется нашим читателям в 2019 году пожелать спокойствия, счастья, благополучия. Будем надеяться, что все достаточно печальные тенденции будут не настолько печальными. Всех зрителей и экспертов хотел бы поблагодарить за постоянное взаимодействие и обратную связь. С наступающим Новым годом.

А.Г.: Присоединяюсь к поздравлениям. С наступающим Новым годом.

Д.М.: Здоровья, счастья, благополучия и трудолюбия. Оно нам пригодится в новом году.

Автор: Рамиль РАХМАТОВ
Источник: proufu.ru

1
0
ЖКХ, Медицина, еще 5
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей