«Оперировали четыре часа без перерыва»: на что еще способны врачи детской уфимской больницы

20 июля 2018, 01:18
Врачи детской городской клинической больницы № 17 оказывают малышам плановую, экстренную и высокотехнологичную помощь
Врачи детской городской клинической больницы № 17 оказывают малышам плановую, экстренную и высокотехнологичную помощь

Дети есть дети: то коленку разобьют, катаясь на велосипеде, то принесут синяки и ссадины: «Я хотел с дерева яблоки достать». Когда приходит беда посерьезнее, чем шишки и царапины, без медиков не обойтись: плановую, экстренную и высокотехнологичную помощь маленьким уфимцам оказывают врачи детской городской клинической больницы № 17.

О том, какие чудеса творят неонатологи, нейрохирурги, травматологи, урологи и другие высококлассные врачи детского лечебного учреждения — в материале Ufa1.

«Оперировали четыре часа без перерыва»: на что еще способны врачи детской уфимской больницы

Оперировали сразу три бригады

За жизнь двухлетнего Вани, пострадавшего в аварии, врачи боролись четыре с половиной часа. Мальчик находился на заднем сиденье в автомобиле, когда в него на полном ходу врезался Nissan Teana. Ребенок получил сочетанные травмы. В тяжелом состоянии его на скорой увезли в больницу.

Малыша определили в реанимацию, тщательно обследовали и срочно отправили на операционный стол — у него было сломано бедро, разорвана правая почка, дело осложнялось черепно-мозговой травмой.

— По экстренным показаниям ребенка одновременно оперировали три бригады врачей: травматолог зафиксировал сломанную кость бедра, нейрохирург устранил гематому, которая сдавливала мозг, мы зашили почку и смогли спасти мальчику орган. Такие операции называют органосохраняющими, — рассказал заведующий уроандрологическим отделением Айрат Насыров, который проводил свою часть хирургического вмешательства.

Как признаются врачи, эта операция по-своему уникальна, ведь почка у двухлетнего ребенка составляет в длину всего шесть сантиметров, работать приходится в специальной налобной маске с увеличительными стеклами.

Ваню уже перевели из реанимации в общее отделение, он медленно, но верно, идет на поправку. К сожалению, домой малыш отправится еще не скоро — ему предстоит длительное консервативное лечение.

Забыть о том, как с травмой попали в больницу, дети уже не смогут
Забыть о том, как с травмой попали в больницу, дети уже не смогут

Боролись за жизнь три часа

16-летний Максим (имя изменено. — Прим. ред.) вместе с другом поехал на мопеде к бабушке — нужно было забрать кое-какие документы. Бабуля встретила внука с распростертыми объятиями и, прежде чем отпустить восвояси, до отвала накормила. На обратном пути случилось непредвиденное: мопедисты попали в аварию. Друг отделался ушибами, а Максим сильно ударился животом об руль. Когда его грузили на носилки скорой, мальчик был бледен как полотно и едва подавал признаки жизни.

— К нам он поступил с тяжелой сочетанной травмой, — пояснил заведующий хирургическим отделением ГДКБ № 17 Наиль Лутфуллин. — У него был разрыв желудка, селезенки и легкого и ушиб головного мозга, желчный перитонит и травматический шок. Такая травма в нашей практике встречается довольно редко, да еще сам разрыв был в очень неудобном месте — в верхней части, куда не так-то просто подобраться. Кроме того, он произошел по большой кривизне желудка, практически по всей длине.

Как определил хирург, длина разрыва составляла 15 сантиметров — и это при том, что сам желудок в длину всего 26 сантиметров. Ситуация осложнялась тем, что все съеденное из желудка попало в брюшную полость, и поврежденные органы сильно кровили.

— Операция длилась три часа. Мы с ассистентом Ириной Чендулаевой ничего не удалили, все органы спасли. Спасибо анестезиологам и реаниматологам, — рассказал Наиль Лутфуллин. — Ребенка привезли через час после получения травмы. Если бы поступил к утру, точно бы не спасли.

Со дня ДТП прошло всего 11 дней, а Максим уже бегает по отделению, и даже не догадывается, как медикам пришлось сражаться за его жизнь. В ближайшие дни он отправится домой.

Успешная операция — это совместный труд реаниматологов, анестезиологов и хирургов
Успешная операция — это совместный труд реаниматологов, анестезиологов и хирургов

Выходили и избавили от порока

— Наши специалисты имеют уникальный опыт по уходу за недоношенными детьми, — говорит Рауль Гафуров. — Дети содержатся в специальных кювезах, где поддерживается микроклимат, как в утробе матери. Некоторые говорят — зачем это нужно? А ведь многие известные люди были недоношенными, например Александр Суворов.

Совсем недавно новорожденному мальчику весом всего 1,2 килограмма в больнице № 17 провели уникальную операцию на сердце — кардиохирурги закрыли овальное отверстие.

Как рассказали в клинике, малыш родился на сроке 28 недель совсем крохотным — он весил всего 600 граммов и умещался на ладошке. Как это часто бывает у недоношенных, не все внутренние органы у него успели сформироваться как следует. Пострадало и сердце — овальное отверстие размером 5–7 миллиметров, которое находится между правым и левым предсердиями, снабжает кровью головной мозг и закрывается в первые часы после рождения, у него осталось открытым.

— Сразу после рождения оперировать было невозможно из-за маленькой массы тела, там и сердечко крошечное, — говорит заместитель главного врача больницы № 17 по хирургической помощи Рауль Гафуров. — Мы его дорастили, на прошлой неделе пригласили кардиохирургов, и они провели операцию — наложили на отверстие три клипсы.

Сейчас малыш идет на поправку. Но домой к маме и папе он отправится только через пару месяцев, когда наберет еще хотя бы пару килограммов.

Неонатологи больницы имеют уникальный опыт по уходу за недоношенными детьми
Неонатологи больницы имеют уникальный опыт по уходу за недоношенными детьми

«Не приучайте к окнам»

Лето врачи детской городской больницы № 17 особенно не любят. Потому что начинается сезон открытых окон.

— Только в нашей больнице за прошлый год было 8–9 случаев падения из окна, один из них смертельный — даже до больницы не успели довезти, — вздыхает врач-нейрохирург ГДКБ № 17 Константин Нигматуллин.

Двухлетнему Максиму повезло — он выпал из окна первого этажа с высоты примерно двух метров и поэтому выжил. Но тем не менее травмы получил серьезные: малыш ударился головой о тротуарную плитку — тонкие кости черепа не выдержали, осколки на сантиметр вдавились внутрь и острыми краями задевали оболочку мозга, причиняя ребенку мучительные боли.

— При поступлении ему ставили диагноз «черепно-мозговая травма», плюс была рана над ухом. И только на компьютерной томографии выяснилось, что у ребенка перелом костей черепа — он располагался значительно выше раны, — объясняет врач. — Операция длилась всего час, но была достаточно серьезной — трудно удалить осколки так, чтобы они не повредили оболочку мозга и сосуды. Но устранять перелом обязательно нужно, иначе в дальнейшем может развиться посттравматическая эпилепсия.

Сейчас, по прошествии четырех суток после операции, Максимка уже бегает и прыгает по отделению и через неделю отправится домой. Но на этом с врачами он не распрощается — ему предстоит лечиться дома, еще через три месяца лечь на повторное обследование в больницу и много лет наблюдаться у невролога.

Нейрохирург Константин Нигматуллин советует рассказывать детям об опасностях понятными словами
Нейрохирург Константин Нигматуллин советует рассказывать детям об опасностях понятными словами
Фото: Тимур Шарипкулов

Автор: Наталья Вязовкина
Источник: Портал «Ufa1.ru»

0
0
Медицина
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей