«Спецборт детям». Как для ребенка из башкирской глубинки добились самолета МЧС

18 июля 2018, 12:39
Резонансная история произошла в Башкирии буквально на днях. В Уфу прилетел медицинский спецборт, чтобы забрать одного ребенка, а забрал двоих. «Спецборт детям». Как для ребенка из башкирской глубинки добились самолета МЧСФото: Наталья Кирсанова

Спецборт прибыл в Уфу 3 июля по поручению Минздрава РФ. По словам сопровождающих медиков, это резонансный случай для Башкирии. Медицинская бригада Всероссийского центра медицины катастроф дождалась детей и сразу приступила к их реабилитации.

71jHcmGqV44.jpg

На фото Артем и Влад. Фото: Наталья Кирсанова

К спецборту доставили двоих детей. 13-летнего Влада из Оренбурга с политравмой, переломами позвоночника, ушибом головного мозга и легкого, а также переломом бедра. Все эти травмы получены им на соревнованиях по мотокроссу в Уфе. И 2-летнего Артема с врожденными пороками развития и аспирационной пневмонией.

Из башкирской глубинки

Наша необыкновенная история началась в башкирской глубинке еще в середине июня, когда маленький Артемка впервые оказался при смерти.

Карета скорой помощи забрала мальчика и его мать Наталью Кирсанову из деревни Скобелевки и отвезла в столицу Башкирии через лесостепь Белебеевского района.

Женщина казалась сильно уставшей, ее лихорадило от перенесенного напряжения. Буквально пару часов назад она спасла жизнь своего двухлетнего сына, чью кучерявую голову прижимала к себе.

Артемка – самый младший сын Натальи, кучерявый голубоглазый блондин. Родился он без пищевода. О том, что у него такая патология, мать узнала только на 30-й неделе. «Какой аборт? Вы о чем?» – разозлилась она, когда ей предложили на седьмом месяце избавиться от плода.

Но и сегодня борьба за жизнь Артема продолжается. Самый страшный приступ случился утром за завтраком, когда у ребенка скрутило живот. Совсем недавно мальчику провели операцию по созданию искусственного пищевода из его же тонкой кишки, которая давала шанс жить так же, как все, – без трубки в гортани.

Скорая помощь просто не успела бы приехать вовремя. Секунды, которые ребенок не дышал, могли стать роковыми. Наталья не помнит точно, как смогла раздышать ребенка – она буквально вдохнула в него жизнь.

В больнице ничем не могли помочь

14 июня в карете скорой помощи Артема и его маму привезли в Уфу, в Республиканскую детскую больницу.

С каждым днем состояние мальчика ухудшалось – любое движение приводило к приступу. Кардинально помочь мальчику в Уфе не могли, поэтому просто вливали в него седативные препараты и привязывали марлевыми повязками к кровати, чтобы он не шевелился. Мать тоже к нему не пускали, так как он сразу начинал проситься на ручки, а это означает новый приступ.

Надежда оставалась только на операцию в Москве, где ему поставили бы кольца в новый пищевод. 21 июня по настоянию мамы РДКБ сделала запрос в Минздрав РБ о предоставлении спецборта. Но все в один голос уверяли мать, что ребенок нетранспортабелен.

Наталья уже растратила все силы.

В РДКБ

«Когда случается трагедия с ребенком, как будто меняется измерение, – говорят матери, – где становится болезненным каждое движение, даже вдох».

10 июня в Уфе прошел чемпионат Башкирии по мотокроссу среди подростков. Одним из фаворитов был 13-летний Влад из Оренбурга, он сражался за третье место.

 sWXCO6dK1eY.jpg

Влад с 9 лет ездит на спортивном мотоцикле, очень любит спорт и мечтает побеждать. Фото: vk.com

В прошлом году Влад был чемпионом области по мотокроссу. Все видели в нем перспективного спортсмена. Большие планы были и в этом году. Но трагедия в Уфе перечеркнула их – подросток поскользнулся на горке.

Когда его матери Катерине Ханиной сообщили, что ее 13-летний сын разбился на мотокроссе в Уфе, она не поверила. По ее словам, постепенно этот удар дошел до нее – она ощутила его силу, будто задели самое неуязвимое, что у нее было, то, что она всегда хотела защитить, но не смогла.

Влад выжил, но получил компрессионный перелом. Сделать сложную операцию в Уфе не было возможности – здесь нет ни специалистов, ни оборудования. Мальчик оказался прикован к кровати в РДКБ. Транспортировать Влада в Москву можно было только спецбортом. Но Катерина не смогла его добиться самостоятельно.

– Нам ведь показывают по телевизору, что спецборта летают в Сирию за чужими детьми. А здесь есть возможность помочь своим детям, в России, – рассказывает Катерина. – Я не просила отвезти сына на лечение за границу. Я просила отвезти нас в один из лучших центров в России, где есть свободные места. Нас ждали. «Почему вы не привезли ребенка раньше?» – спрашивали меня. А что я отвечу?

Теория рукопожатий?

Еще одна героиня нашего рассказа – Гульнара, мать троих детей. Без нее история была бы неполной. Это одна из тех деятельных женщин, которую в вечном движении останавливает только чужое горе, мимо которого она не может пройти. В Белебее у нее несколько магазинов. Там она и увидела Артемку.

Кучерявый голубоглазый мальчик с трубкой из горла и счастливой улыбкой покорил ее сердце.

Z9QIpZJwdSw.jpgАртемка. Фото: vk.com

Когда у Артема случился криз, Гульнара пришла навестить своего подопечного и была ошарашена.

– Он лежал там привязанный, – вспоминает она. – Двухлетний ребенок лежал в душной реанимации привязанный марлями к кровати и смотрел в потолок. Даже телевизора не было. Как же так?! У него на голове уже началось отмирание тканей от пролежней!

21 июня РДКБ все же сделала запрос на спецборт в Минздрав РБ. Но спустя неделю ответа все еще было. Гульнара не могла сидеть на месте и отвела Наталью прямиком в Минздрав. Без записи они вошли в кабинет Риты Наильевны Валеевой и потребовали от нее конкретные сроки, когда будет ответ. Та ответила, что отправила запрос в Минздрав РФ и от нее больше ничего не зависит.

Тогда Гульнара пошла в ЛДПР, направила обращения к президенту России, написала своей знакомой, работающей в Следкоме России. Последняя передала информацию коллегам по работе. Те позвонили в Уфу. После этого Следком Башкирии приехал в РДКБ, забрал Наталью Кирсанову, чтобы пообщаться с ней и узнать, действительно ли ребенок нетранспортабелен?

Это было что-то вроде теории семи рукопожатий. Но, кажется, и это не сработало.

Гульнара снова отправилась в Минздрав к Рите Наильевне.

– Что еще можно сделать? – спросила она ее.

Но Рита Валеева ответила, что сделала все возможное: «Я, наверное, единственная, кто интересуется жизнью этого ребенка, никому он не нужен», – сказала она.

Гульнару этот ответ не устроил.

– Я не уйду, пока вы мне не посоветуете, что сделать, чтобы спасти ребенка?! – говорит она. Валеева порекомендовала позвонить в Департамент по правам ребенка города Москвы.

Гульнара тут же нашла телефон в интернете и начинала звонить. Юрист департамента пообещал все решить.

Одновременно Гульнара позвонила в МЧС, чтобы узнать стоимость самолета МЧС. Кстати, сделала она это, прочитав статью о Диане Плехановой.

«Вы держитесь, просто денег нет». Минздрав отказал умирающей молодой маме из Уфы в транспортировке в Москву

«Это была инициатива "Мать и дитя"». В РКБ им. Куватова прокомментировали случай с Дианой Плехановой

Прикинув примерную сумму, Гульнара запланировала объявить сбор средств, вывесив две растяжки на проспекте.

В МЧС Гульнаре напомнили, что стоимость самолета – 1,25 млн рублей. Гульнара согласилась и зарезервировала самолет на понедельник.

Но тут Гульнаре перезвонил юрист Департамета по правам ребенка и сообщил, что самолет будет во вторник или в среду.

Однако никто не знал, доживет ли Артемка до среды. В воскресенье у ребенка снова был приступ, во время которого он не дышал.

Из-за кислородного голодания у мальчика начались изменения в мозге.

В настоящее время

Спецборт прилетел во вторник – двое детей получили шанс на жизнь.

Сейчас Артемку готовят к операции, обещают, что поставят кольца и он будет есть как обычный человек и больше не будет задыхаться от скручивания.

С Владом посложнее, но и есть надежда, что соответствующая реабилитация и операция на позвоночник дадут положительные результаты, ведь в Москве первоклассные специалисты, а организм у ребенка еще молодой.

– Если бы не этот ребенок, Артемка, – говорит Катерина Ханина, – мы не смогли бы добиться этого спецборта. Мы вели переговоры в течение недели, но у нас не было даже конкретного понимания, как это может быть.

Сейчас в НИИ Травматологии им. Рошаля Владом занимаются реабилитологи.

– На следующей неделе у него планируется повторная операция на позвоночнике. Серьезная травма требует серьезного лечения, – говорит Катерина.

Врачи не дают прогнозы, но сам Влад верит в себя.

– Дед сказал непременно побеждать. Поправлюсь – обязательно это сделаю! – обещал он, когда его перемещали к самолету.

Как помочь Владу и Артему?

Влад: +7 903 395 33 61, Екатерина Анатольевна. Карта привязана к номеру. Номер карты для перечисления денежных средств 4276 4600 1304 4511 (Сбербанк), получатель Ханина Катерина Анатольевна.

Артем: Номер QIWI кошелька для пожертвований +7 937 300 31 26.

Источник: proufu.ru

0
0
Медицина, Спорт, еще 1
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей