Живот - не показатель. Как в Башкирии педагоги и чиновники 7 месяцев «не видели» беременности подростка

4 апреля 2018, 08:28

Вопиющий случай произошел в глухой деревне Салаватского района. 15-летняя девочка заперлась в доме приемных родителей, чтобы скрыть от окружающих раннюю беременность. Соседи считают, что девочка, возможно, беременна от приемного отца.

Живот - не показатель. Как в Башкирии педагоги и чиновники 7 месяцев «не видели» беременности подростка

В район, где родился национальный герой, мы приехали в теплый весенний день. Старые уральские сопки окружили деревню, скрывая ее от глаз людей. Здесь, в приемной семье, живет 15-летняя Полина (имя изменено – прим. ред.), которая сегодня находится уже на седьмом месяце беременности.

Попасть в дом оказалось непросто. Родители были на работе, и девочка была заперта на ключ. Только шторка предательски колыхнулась в окне, выдавая ее присутствие. Соседи пожимали плечами: «Полина болеет гриппом и поэтому не ходит в школу». По поводу ее беременности, как оказалось, «никто ничего не знает».

В местной школе нам рассказали, что 12 марта Полина принесла из районной больницы справку о том, что нуждается в надомном обучении «по состоянию здоровья». И теперь преподаватели каждый день приходят к ней домой, чтобы девочка не отстала от сверстников.

Не вижу, не слышу, не знаю

В приемную семью Полина попала в 10 лет. В родной семье ей пришлось трудно - отчим бил ее, а мать постоянно пила. После смерти матери, девочку забрали в приют. А оттуда – в новую семью. Работящие ответственные родители, забота, внимание, друзья. Казалось бы, что еще надо ребенку. 

Но, оказалось, все не так просто. В первое время между девочкой и новыми родителями происходили конфликты, из-за чего та пыталась уйти из нового для нее дома. Тяжелое детство сказывалось не только на характере, но и на психике. Полина даже некоторое время стояла на учете у психиатра. Незадолго до беременности девочка стала хорошо учиться, будто бы успокоилась и с учета ее сняли. Родители было подумали, что ситуация налаживается, но все резко изменилось в один из августовских дней.

Девочка разодрала руку и, чтобы родители не отругали ее, ушла из дома. Ночевала она под мостом, и, по рассказам самой Полины – была она там не одна. Ночь девочка якобы провела с местным 17-летним парнем, одноклассником сводного брата. Полина рассказывает нам об этом, но мы не можем отделаться от ощущения, что она что-то недоговаривает. 

Совсем скоро девочка скоро должна была родить. С больницей уже все обговорено, органы соцопеки к ней не приходят, а учителя, приходящие на надомное обучение, делают вид, что огромного живота у подростка нет.

Все для того, чтобы лишний раз не травмировать психику Полины.

Но слухи распространяются быстро. В деревне шептались как о самом факте беременности, так и том - кто отец ребенка: одноклассник сводного брата или же кто-то из членов семьи. Ведь в приемной семье есть два сына: одному 17, а другому 35 лет. К тому же последнего бросила жена с детьми, и потенциально он тоже может быть отцом ребенка. Именно такие подозрения и высказывал источник в следственных органах, сообщивший нам об этом случае.

Директор школы, в которой учится Полина, заметно испугалась гостей из Уфы. Мы представились чиновниками несуществующего органа власти - и женщина, подскочив на месте, торопливо показала нам все документы, в том числе справку из медучреждения о том, что девочка нуждается в надомном обучении.

Руководство школы настаивало, что ничего не знает о положении своей ученицы. И даже те учителя, которые ходили к ней домой, удивленно вскидывали брови. Директор всем своим видом давала понять, что вопросы мы должны задавать не ей или социальному педагогу школы, а родителям Полины.

Приемная мама девочки, испуганная тихая женщина лет 50-ти, поначалу тоже отрицала беременность Полины. Однако уже у порога своего дома она неожиданно развернулась и стыдливо призналась: «Да, она беременна!»

Сама Полина тут же показалась на пороге своей комнаты. На удивление ее психологическое состояние оказалось весьма крепким. Позже, когда ее заберет в Уфу детский омбудсмен Милана Скоробогатова и передаст в специализированный центр, она также признается, что поражена моральной готовностью девочки к трудностям.

Всем молчать

Опека находится недалеко от деревни, в местном райцентре. Конечно, про девочку там знали – все-таки приемная семья под контролем этого органа. И конечно, нам они были не очень рады – журналистов не любят нигде.

Пытаясь сделать удивленный вид, одна из сотрудниц отдела опеки заявила, что большой живот не признак беременности, поэтому какие-то выводы делать преждевременно. Другая чиновница стала звонить социальному педагогу из школы Полины. Разговор был достоин шпионского романа: намеки, полутона... Первая внятная фраза прозвучала так: «Да, я про тот самый случай». Потом женщина положила трубку и она заявила, что информация о беременности не подтвердилась. Посмотрев на нас с недоверием, она снова произнесла: «Вы точно видели ее?».

Теперь удивились мы: неужели органы опеки не в курсе того, что девочка из приемной семьи, которую они обязаны навещать раз в полгода, действительно беременна? На вопрос о том, когда в последний раз они видели Полину, чиновницы ответили, что в феврале.

«Мы навещали ее еще в школе. Девочка стояла на лыжах, в куртке. Ничего такого мы не заметили», - утверждала одна из них.

А ведь незадолго до этого приемная мама рассказывала нам, что за 5 лет нахождения Полины в семье, органы опеки навестили их всего 5-6 раз.

Впрочем, и на другие наши вопросы мы так и не получили у местных чиновников внятных ответов. А ведь их было много. Почему 15 марта врачи ЦРБ, выдавая Полине справку о надомном обучении, не сообщили в соответствующие инстанции о беременности несовершеннолетней? Каждый такой случай считается не только социальным, но и медицинским ЧП.Республиканский перинатальный центр ведет строгий учет несовершеннолетних. Однако в таком отчете от 28 марта среди 49 фамилий беременных подростков Башкирии фамилии Полины нет. 

Мама девочки также сообщила, что в день получения справки в райцентре с Полиной наедине беседовал местный прокурор. Был ли этот разговор как-то задокументирован - неизвестно, но по факту и надзорное ведомство своевременно не предприняло необходимых действий.

Соцработники вдруг вспомнили, что еще в октябре прошлого года проводились медосмотры всех приемных детей района.

«То есть медики, а значит и вы, должны быть в курсе ее беременности как минимум с осени?!», - спросили мы у чиновниц. Те замешкались и, поняв, что сболтнули лишнего, замолчали.

Таким образом, вырисовывается следующая картина: приемная девочка находится на 7 месяце беременности и встает на учет в больнице. Но при этом беременность упорно не замечают должностные лица, а информированные прокурор и медики тоже стараются историю замолчать. С девочкой не работал психолог, никто даже не проверял ее версию о несовершеннолетнем половом партнере. При этом сама девочка не скрывала, что по «советам» то ли подруг, то ли парня пыталась спровоцировать выкидыш. 

Девочка и ее родители молчат, потому что им стыдно. Учителя и опека молчат, потому что это их промах и недоработки. Медики и прокуратура молчат, потому что не хотят вовлекаться в целый водоворот процессуальных решений. 

В эту семью не вернется

Выезжая в район, мы обратились в аппарат Уполномоченного по правам ребенка в РБ с просьбой выделить сотрудника для поездки с нами. По ряду причин совместной поездки не получилось. Тем не менее, аппарат детского омбудсмена постоянно был с нами на связи. Как только информация подтвердилась, аппарат среагировал моментально.

- После проделанной вами работы, подтверждения информации, мы уже следующий день забрали девочку в Уфу. Сейчас с ней работают психологи, однако ее психологическое и физическое состояние уже можно оценивать как хорошее, - рассказывает детский обмудсмен республики Милана Скоробогатова. - Сейчас можно говорить о том, что Полина в данную семью не вернется. В том, как она забеременела, предстоит разобраться компетентным органам. У нас, как и у вас, возникло много вопросов к местным ответственным лицам. Не в нашей компетенции кого-то наказывать, но после родоразрешения мы обязательно пройдем по всей цепочке событий и лиц. Вам большое спасибо за этот сигнал, если бы не ваша работа, то эта история вообще могла пройти мимо нас и замолчаться. В аппарате принято решение плотнее работать с перинатальным центром и женскими консультациями, чтобы установить больший контроль в таких ситуациях.

Ранее мы публиковали неутешительную данные по абортам несовершеннолетних. По статистике за последний год 85 несовершеннолетних сделали аборт. В 2016 году девочки до 14 лет и включительно родили в 7 случаях, в 2015 году таких случаев было четыре.

В Следкоме по РБ пояснили, что сопоставить данную медицинскую статистику с количеством возбужденных уголовных дел сложно. Не все деяния, приведшие к данным последствиям, квалифицируются как уголовно наказуемые. К тому же эти действия могут подпадать по целый спектр статей уголовного кодекса от изнасилования до вступления в сексуальную связь с несовершеннолетними.

Марина Каримова, Рамиль Рахматов

Источник: proufu.ru

0
0
Медицина, Образование, еще 1
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей