Председатель «Башкорт» Фаиль Алчинов: «Хамитова критикуем, но в республике нет кандидатуры на его место»

10 ноября 2017, 14:29

Председателя региональной общественной организации «Башкорт» Фаиля Алчинова (далее - Ф.А.) в очередной раз оштрафовали. На 20 тысяч рублей, за призыв прийти на митинг в защиту башкирского языка, состоявшийся в Уфе 16 сентября. Ранее Алчинова и его товарища Руслана Габбасова (далее – Р.Г.) – заместителя председателя «Башкорт» уже штрафовали, на 20 тысяч рублей за активное участие в несогласованном митинге и 750 рублей за неповиновение сотрудникам полиции. 

Председатель «Башкорт» Фаиль Алчинов: «Хамитова критикуем, но в республике нет кандидатуры на его место»Фото: Артур Салимов

Главный редактор Мереке Ульманов (далее – М.У.) и издатель новостного портала ИСТОЧНИК и газеты BONUS Рауфа Рахимова (далее – Р.Р.) поговорили с Русланом и Фаилем о том, почему националисты не всегда плохие люди, переживают ли родители за их жизни, как общественники поддерживали бывшего премьер-министра Башкирии Раиля Сарбаева на выборах депутатов Госдумы и на каких политиков они хотят быть похожи?

Р.Р.: Как вы вообще пришли к общественной деятельности? «Башкорт» как был создан, когда это было?

Р.Г.: Начать нужно с того, что мы сначала были членами «Кук буре», Фаиль с 2007 года, я с 2011. Организация эта была очень сильной на тот момент, но путь развития ее не нравился. Как нам казалось, «Кук буре» топчется на одном месте. Мы развитие видели по-другому, нужно было открывать филиалы в районах республики, привлекать молодежь, работать с ней, проводить крупные мероприятия. Например, Дни башкирской молодежи как СБМ в 2010 году провел, после этого никто не проводил. Сколько раз говорили председателю организации Азату Сальманову, «давай инициативу перехватим», но он не особо горел желанием.

Р.Р.: А правда, что «Кук буре» - проект Радия Хабирова.

Р.Г.: Это не обсуждалось никогда.

Р.Р.: Сейчас «Кук буре» жив?

Р.Г.: Номинально.

Ф.А.: В 2014 году начались нападки на священную гору Торатау. После чего мы организовали автопробег из Уфы к Торатау. И там же у подножия горы решили создать новую организацию «Башкорт», выбрали председателя, заместителя и начали активно работать.

02.jpg

Фаиль Алчинов

Р.Р.: А что вас связывает с Сарбаевым?

Ф.А.: Ничего (смеется).

Р.Р.: Но вы же с ним работали.

Ф.А.: В 2014 году кандидатуру Раиля Сарбаева (премьер-министр правительства РБ c 2008 по 2010 годы – прим.ред.) сняли с выборов президента республики. И мы сделали митинг в его поддержку, на который собралось где-то 300 человек. Мы видели в нем реального кандидата в главы регионов. И люди тоже поддерживали Сарбаева. Так как наша организация позиционирует себя как башкирская, защищающая права и интересы башкирского народа, поэтому хотели кандидата именно башкира.

Р.Р.: Сейчас вы как взаимодействуете с ним?

Ф.А.: В 2016 году на выборах депутатов Госсобрания тоже поддерживали его. И он проиграл.

Р.Г.: Мы думаем, что он фактически прошел в Госсобрание. Однако этот результат – показатель, что шансов в дальнейшем как политического игрока уже нет.

06.jpg

Руслан Габбасов

Р.Р.: Какая численность общественной организации?

Р.Г.: Мы никому не говорим (смеется).

Р.Р.: 1000? 2000? Сотни?

Ф.А.: Не тысячи. Где-то 100 с лишним активистов, плюс есть активисты в трех филиалах – Южном (Ишимбай), Зауральском (Сибай) и третьем филиале в Акъяре. Кроме этого во многих районах республики есть активисты. И в планах у нас расширяться, чтобы охватить больше молодежи, потому что наша организация пропагандирует здоровый образ жизни, мы против алкоголя, курения, наркотиков, за то, чтобы башкиры занимались спортом и как главная цель – были хозяевами своей земли. Трезвый башкир, не будет искать возможность выпить, а будет искать возможность заработать, будет заниматься бизнесом, учиться, соответственно будет становиться хозяином своей земли.

Р.Р.: Что ты вкладываешь во фразу «хозяин своей земли»?

Р.Г.: Это значит, что человек будет нужен своей республике, чтобы он не уезжал на Север, Москву или Петербург на заработки, а все свои знания, умения, навыки реализовывал в Башкирии.

М.У.: Но получается так, что башкирам республика нужны, а они ей нет.

Р.Г.: На сегодняшний день, получается именно так. Практически все Зауралье работает на Севере, в деревнях шаром покати. И вот как раз, когда участвовали в выборах депутатов Госдумы полностью объехали Зиянчуринский, Баймаксий, Зилаирский район и увидели ужасную картину – дома заколоченные стоят, полупустые деревни, дорог нет, школы и фельдшерские пункты закрыты, заводы закрыты, фермерские хозяйства развалены. Одновременно с этим нашими природными ресурсами распоряжается Москва, леса, к примеру, отданы столичным олигархическим кланам. В том же Хайбуллинском районе деревни умирают в нищете, а рядом выкачивают природные ресурсы. Элементарно не могут проложить дорогу, сделать освещение, построить садик, школу.

Р.Р.: Почему так происходит?

Р.Г.: Потому что правительство не хочет вкладывать ресурсы в своих граждан. Считаем, что власти региональной не нужно строить перед Москвой воздушные замки рисовать, что все стабильно у нас, она должна, несмотря на возможные окрики из столицы, работать во благо своей республики, чтобы уходя с поста руководителя, остаться в памяти народа человеком, много сделавшим для людей.

Должны быть инвесторы, республика должна быть инвестиционно привлекательной. Инвесторы идут только тогда, когда видят стабильность политической власти, экономической. Если в Татарстане все стабильно, там преемственность власти была, она сильная, туда и инвесторы идут. И заводы их строят, у людей есть работа и соответственно налоги остаются внутри региона. А у нас власть, я считаю, очень слабая, нестабильная, ее лихорадит постоянно. И сюда могут войти только вредные предприятия, такие как «Кроношпан», которых в другие регионы не хотят пускать, думаю.

bb671922b7653b8feaf10f7398fc71c7.jpg

Фаиль считает, что башкирский язык выживет даже в нынешних условиях, Руслан считает иначе

М.У.: Как мне кажется до августа месяца о «Башкорт» люди что-то слышали, но чем именно занимается организация, думаю, мало, кто знал. А в августе благодаря митингу в защиту башкирского языка о вас узнала вся республика. Чем занимаетесь, кроме политических акций?

Р.Г.: Самые крупные акции – это Съезд башкирского народа в декабре 2016 года, Дни башкирской молодежи – мероприятие, на которое собираем от двух до пяти тысяч человек, проводим его уже три года. Потом автопробег в Оренбург по следам Заки Валиди. Он нам тяжело дался, потому что как только въехали в Оренбургскую область, нас ФСБ постоянно останавливала, проверяла, обыскивала машины. Летом провели флешмоб 100 кураистов, посвященный 100-летию образования республики. Мы не согласны с тем, что правительство объявило 100-летие в 2019 году, считаем, что Башкортостан создавался в ноябре 1917 года на Всебашкирском курултае в Оренбурге. Тогда регион назывался – автономная республика Башкурдистан, у которой было свое правительство – шура (совет – прим.ред.) И в 2019 году башкирское правительство на равноправной основе заключило с советским правительством соглашение о том, что Советский Союз признает Башкирию.

М.У.: Кстати, Руслан, почему региональные власти настаивают на том, что Башкортостан был образован в 1919 году, и отмечать юбилей планируют в 2019-м?

Р.Г.: В ССС считалось, что год образования республики – 1919. А так как Российская Федерация – правопреемница Советского Союза, она продолжает праздновать эту дату. Исторически, конечно, это не так, но они не хотят показывать, что националист Заки Валиди и все его правительство сами создали республики, нет, они хотят убедить всех, что ССС подарил Башкирии этот статус.

М.У.: Вы себя считаете больше общественниками или политиками?

Ф.А.: Общественники мы все-таки больше, но в последнее время приходится заниматься и политикой.

Р.Г.: Вопрос защиты башкирского языка – это политика, защиты горы Торатау – политика.

upsYmUh3AhE.jpg

Практически ежегодно организация проводит Дни башкирской молодежи

М.У.: Успешный митинг, проведенный 16 сентября, вдохновил вас на какие-то новые политические акции? Какие планы?

Ф.А.: Планов много. Планируем второй съезд башкирского народа в декабре. В конце ноября также планируем праздничные мероприятия к 100-летию республики.

М.У: Нередко можно услышать, что ваша организация националистическая. У меня, да и у многих людей «национализм» - слово, несущее негативную окраску. Вот что вы понимаете под национализмом.

Ф.А.: Всегда задают один и тот же вопрос – вы националисты? И Руслан, и я считаем себя националистами, открыто это говорим. Националист – это неплохое слово. Я вот свою маму люблю больше, чем твою. Это естественно. Также и башкирский народ мне ближе, чем другие. Это нормальное явление. Не путайте с нацизмом – это значит ставить свой народ выше других.

Р.Г.: В нашем понятии националист – это патриот, человек, который любит свою малую родину, свой язык, свою культуру, традиции, при этом уважать другие народы. Мы ко всем нациям относимся хорошо, ко всем относимся хорошо, не ставим себя выше других, но и ниже не ставим.

М.У.: Следующий вопрос как раз о любви к своей малой родите. 11 октября впервые удалось застать празднование Дня республики в Уфе. Хотя вот праздника в широком понимании этого слова, к сожалению, не увидел. Все обошлось без больших торжеств – дежурные фразы первых лиц региона и концерт. Мне сказали, что так отмечают не первый год. Вас как патриотов это не обижает?

Ф.А.: Конечно, обижает. Я видел фотографии с празднования, ни одного республиканского флага, только «Единой России», как будто день «Единой России». Это неправильная политика властей. Отмена обязательного изучения второго государственного языка, изменение Конституции Башкирии, замена президентов на глав, все идет к тому, что национальные республики переименуют на губернии или области. И День республики как раз показатель этого.

Zl9yvKLTxcQ.jpg

Активисты «Башкорт» работают по всей республике

М.У.: Сейчас задам вопрос, который наверняка возник у многих после сентябрьского митинга в защиту башкирского языка и который они хотели бы задать вам. Отменили ведь обязательное изучение в школах башкирского языка, а не совсем, добровольное осталось. И тот, кто хочет учить его, будет это делать, а, значит, язык будет жить. Может, эти переживания напрасны?

Р.Г.: Сейчас говорят о том, что 74% школьников выбрали башкирский язык. Мы разговариваем с учителями башкирского языка и все они отмечают, что это профанация. Нет этой цифры, ее нарисовали. И в следующем году эти данные уже официальные будут еще меньше, потому что в этом году многих уговорили изучать башкирский язык.

Также Галина Лучкина, считаю ее разрушителем, убийцей башкирского языка говорит – нет у вас языковой среды, учите язык дома. К сожалению, дома можно овладеть только бытовым уровнем языка, все богатство литературы, истории, культуры башкирской невозможно дома передать, времени просто не будет. А в школе изучают творчество Шайхзады Бабича, Зайнаб Биишевой, классиков наших.

М.У.: Ваши опасения, что потеряете в будущем башкирский язык, подтвердятся?

Ф.А.: Будем до конца защищать его. Готовы пожертвовать своей жизнью, если надо будет.

Р.Г.: Та политика, которая ведется в республике, она способствует тому, что язык не сохранится. Но история складывается из разных периодов, бывают подъемы и падения, все повторяется, и я думаю, что все вернется на круги своя. Извлекая уроки из сегодняшней ситуации, мы сделаем еще больший рывок и сохраним. Огромное множество примеров, когда люди теряли свой язык, восстанавливали его. Взять тех же евреев, когда у них возникло свое государство, они смогли возродить язык и сейчас владеют им в совершенстве.

11.jpg

М.У.: Фаиль, 16 сентября, сразу после митинга к тебе в дом вломилась группа людей в масках, то ли ФСБ, то ли ОМОН, наверняка перепугав семью. Как родственники относятся к вашей общественной и политической деятельности?

Ф.А.: Супруга поддерживает меня, спокойно уже относится ко всему. И раньше же ко мне приезжали с обысками, с автоматами. Родственники только постоянно звонят, переживают, но при этом, конечно, понимают меня.

Р.Г.: У меня тоже всякое бывало, и с обысками ОМОН в масках приходил в шесть утра, дверь кувалдой выбивали, весь дом переворачивали, все в шоке были. Поэтому сейчас мало чем удивишь. У меня, к счастью, родители не интересуется политикой, не имеют представления, чем я занимаюсь. Их особо не посвящаю в свои дела, меньше знаешь – крепче спишь, как говорится.

Р.Р.: Последний вопрос. Вы посвящаете себя на улучшение жизни башкирского народа, чтобы он был счастливым, успешным и соответственно свою жизнь связываете с политикой. У вас есть образцы политиков, на которых хотели бы походить?

Р.Г.: Заки Валиди однозначно. Он важен и почитаем тем, что создал государство и все силы приложил для этого. Готов был сотрудничать и с «красными» и с «белыми», с любой партией, лишь бы довести свою цель до конца, добиться признания республики, как государства. Его знаменитый лозунг – «Мы не красные, не белые, мы башкиры». И Заки Валиди даже не смог смириться с советской властью, вынужден был уйти в науку, оставив после себя республику, правительство башкирское.

СПРАВКА

Фаиль АЛЧИНОВ

Родился в Зилаирском районе в селе Юлдыбаево. Женат, двое детей, сын и дочь. Образование высшее, закончил исторический факультет БГУ. Кроме общественной деятельности занимается спортом, любит играть в шахматы, в том числе со старшей дочкой. Читает башкирские книги. Любимый фильм – «Храброе сердце». Занимается строительством.

Руслан ГАББАСОВ

Родился в Ишимбае. Разведен, есть дочь, образование высшее, закончил исторический факультет БГУ. Занимается спортом, играет в шахматы, любит читать. Любимый писатель - Стефан Цвейг, любимый фильм – «Долгий путь к свободе» о Нельсоне Манделе. Занимается строительством.

Источник: proufu.ru

0
0
Образование, Политика, еще 2
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей