Родина — Чекмагуш, характер — чакматаш!

6 октября 2017, 13:16
Про эти хлебные края написано много книг и статей. Как правило, в двух жанрах – хвалебно­хозяйственном и сельско­описательном. Первый делали по заказу начальства лучшие перья республики, второй – народные авторы, архивисты и этнографы, вскладчину по «фьючерсной» системе. Так что с парадной стороны у Чекмагуша все давно в порядке, как и с урожаями и надоями. Попробуем приблизиться к его живой, неформальной, может, в чем­-то мифической стороне. Родина – Чекмагуш, характер – чакматаш!Фото Шамиля Валеева

*От тат. чакматаш – «кремень»

Женихи и невесты района

Говоря о людях из «самого татарского», Чекмагушевского района, жители республики дают противоположные характеристики. Жен оттуда лучше, видите ли, не брать, поскольку характер у них крутой, даже сварливый, а с другой стороны, эти же женщины считаются в целом «чибр» и «ткер».

То есть красивыми, острыми на язык и на дело, сами не успокоятся и другим не дадут покоя, пока не выведут тебя в люди, а себя в абыстайки и жены начальника. Иногда, конечно, попадется «ебегн», то есть размазня. Но и она даст фору многим. Те же самые мужики, которые жалуются на энергичных дам из «Чикаго» (название райцентра и района, получившее распространение в хипанские 70­е – прим. ред.), откуда­то слишком хорошо осведомлены об особенностях их крутого нрава – не иначе как на своем ежедневном опыте совместной жизни: «Бар­бар­бар, ступай, не сиди дома, мужик днем должен быть во дворе». Но никто, даже самая строгая «быянай», не скажет про невестку из Чекмагуша, мол, неряха и ленивая. И вообще, родственникам видней, как тебе жить и детей воспитывать. На­ка, энекш, братишка, забери коровью ногу, приготовишь фарш и холодец, позовешь на Корън ашы. Любовь тут сообщается детям через шлепки (иногда – замахи мокрой тряпкой, иногда – прут из колючей чилиги­«шилык», растущей на ковыльных холмах) и обильную (но не такую жирную, как у степняков, скорее, постную) «мясо­тесто» еду. Ни разу не видел, чтобы лапшу нарубали квадратиками, под бешбармак, исключительно тонкие ниточки. Чем тоньше, тем круче «килен». Мужики там одновременно и «юаш», добрые, и кроткие до робости. Здесь – устойчивый матриархат, мужика нужно и можно брать за ноздри, как быка за кольцо, и вести к счастью, скорее, материальному, чем духовному.

Давая потенциальному жениху лестное описание, говорят так: фигурой он «дастуин гына» (достойный, высокий, значит, широкоплечий), до дела «ткер», то есть острый и быстрый, но сам он в это время «простой гына», то есть простой, без затей и заумного выкаблучивания. В общем, идеальный исполнитель воли супруги. Ключевое слово здесь – «гына», которое переводится как снисходительное «довольно­таки», здесь не принято быть в высшей степени ни в чем – сразу обвинят в «минминлек» (выпячивании себя) и назовут «мактанчык» – хвастунишкой.

Стороны и края Чекмагуша

В самом Чекмагуше, где, как известно, самая главная улица называется по индустриальной моде тридцатых годов Тракторной (райцентром это село стало в 1930 году), тридцать лет назад можно было услышать от молодки в норковой шапке на «щисто татарском»: «Что син?!». Но теперь больше говорят на русском. Просто тут важен престиж. А русский язык – это престижно.

IMG_0655.JPG

Иногда кажется, что именно здесь столица мягкого, почти ласкового, тюркского «Щ», и надо говорить «Щакмагыш», если хочешь сойти за своего. В разгар борьбы за перепись тут газета выходила – «Сакмагыш саткылары», на которую никто не обижался: раз нащальство велело, значит так нужно, пусть будет «Сакмагыш». С тех пор прошло 17 лет, и лишь в этом году обнаружил паспорт своей прабабушки по женской восходящей линии Галимы Ахметшиной, где было написано чернилами по белому «башкирка».

«Эх, всего одной прабабушки­осьмушки не хватило, чтобы назваться природным башкиром, как иные карьерные мои соплеменники­необашкиры! Выучил “Хормтле дустар!” и алга, как говорится, работать для людей да время созидания устраивать», – это амбициозная, честолюбивая часть моей чекмагушевской натуры говорит. «Как­нибудь переживем, не позорься, оставайся собой, не лезь в начальники любой ценой», – отвечает разумная, спокойная, в чем­то даже смиренная, стеснительная часть той же натуры. Для справедливости скажем, что звание «чекмагушевский башкир» вызывает снисходительную, понимающую улыбку, в то время как «балтачевский башкир», например, дружный и веселый смех, переходящий в «ой­ой­ой». А башкирские деревни в Чекмагушевском районе, между прочим, есть.

Здесь не «чекают» и не «цекают» даже мишаре, более известные в местных лесостепных краях как «томэннэр», которых, по местной антропологической легенде, можно отличить по девяти парам ребер вместо положенных четырнадцати. По крайней мере, так меня уверял на полном серьезе дедушка Мидхат, усадив на худые свои колени и пробитое осколком бедро.

Почти в каждой деревне – «моём» Старокламашево, Рапатово (это где телевышка «слева» от райцентра и каскад прудов), Верхнеаташево (откуда Бигнов родом) – есть этническая какая­то сторона – «як» или конец – «оч»: башкорт ягы, томн (это как бы мишаре) очо, даже «чирмеш очо» –
марийский конец улицы.

Есть чувашские места – это знаменитый и при Рахимове, и при Хамитове колхоз «Базы» с самым крепким хозяйственником Башкирии Вадимом Соколовым во главе. Есть даже село Муртаза, правда Новая, куда в свое время дошел сетевой газ и не дошел асфальт. Тезка, видимо, так и не доехал. Отсюда родом, кажется, только татарские мурзы, у каждого второго фамилия Мамлеев да Еникеев, например Рифкат Еникеев, крутой, знаменитый на всю страну председатель колхоза, Герой Соцтруда.

Русский язык здесь знают хорошо – в свое время достались отличные учительницы из эвакуированных, о которых слагают легенды. Да и до Уфы всего 90­120 километров, иди, дружок, поступай в университет, а теперь, как появился ЕГЭ, – прямиком в Санкт­Петербург.

Дети, рожденные в девяностых годах, едва оперившись, уезжают в большие столицы нашей Родины. Оказывается, у них своя вертикаль, ученическая, и они, однажды зацепившись, затягивают друг друга в свои вузы, наладив канал телепортации с берегов Калмашки и Сыерышки до набережной Фонтанки или Яузы.

Лица у людей здесь мягкие, хотя и с еле заметными тюркскими чертами – редко у кого увидишь эпикантус. Когда я в детстве впервые увидел тетеньку с «монгольским» разрезом глаз, мне показалось, что она слишком строго на меня смотрит, прищурившись, и хочет за что­то отругать. Увидев, как жмусь к подолу своей ярко­рыжей тети, она звонко рассмеялась, ловко поймала меня, погладила по голове и дала конфетку­барбариску.

Все как у людей

Здесь принято меряться воротами и «обшавать» (обшивать досками, а теперь, к сожалению, и дурацким металлическим сайдингом) дом. Подверглись этой напасти и мои дорогие родственники: и я пока ума не приложу, что с этими архизлишествами делать, но не мне здесь зимовать – им виднее.

18825564.jpg

Оставить простые бревна для чекмагушевского села – совсем не круто. Лучше, чтобы дом был похож на так называемый финский, сборно­щитовой. Со стеклопакетами, АГВ (спасибо программе газификации дорогого Муртазы Губайдулловича), спутниковыми антеннами, по которым раньше вычисляли самогонщиков или сибиряков, и даже кондиционерами, которые понадобились для ставших вдруг душными от всей этой отделочной красоты домов. Это обшивание и обкладывание кирпичом – продолжение той татарской моды «мерения» воротами, которая является двигателем прогресса здесь. Люди влезают в кредиты, гробят здоровье на маятниковых северах, чтобы сосед увидел «полную чашу», придя в гости один раз в год. Кстати, о нефтяниках. Несмотря на подкупающее название – НГДУ «Чекмагушнефть», – головной офис этой конторы расположен в соседних Дюртюлях. Сырье добывается, временно складируется в огромных бочках и транспортируется на территории Чекмагушевского района. А основные радости от этого получает, как мне кажется, более везучий сосед. А раньше, не доезжая до райцентра со стороны Уфы километров 15, ты захлебывался в запахе тухлых яиц – сероводороде, который выделялся от добытой или транзитной нефти. Попутный газ пускался прямо на факел, к счастью, это безобразие закончилось в начале 90­х – после публикаций в перестроечной газете. Но внушительные объекты «Башнефти» и «Транснефти» здесь есть. А существует ли от них эффект для казны района, спросите в администрации.

Чекмагуш – крупный поставщик рабсилы на бескислородный Север, народ отсюда за длинным рублем стронулся еще в 80­е годы, кто­то уехал Агидель строить, а кто­то – сразу в Когалым, Лангепас и Урай, а также в Губкинский.

Скотину крупную здесь, как и во многих местах нашей благословенной республики, уже почти не держат – требует много сил, постоянного внимания, корма купить на селе особо не на что, прибыли не те, а воровать, как при Черненко и Брежневе, уже трудно: у всего «общего, колхозного» появились вполне конкретные хозяева. В детстве я и сам ходил ночью наполнять сенажом из ямы картофельный мешок, чтобы перекинуть его через велосипедный багажник. Сейчас что­то не хочется играть в эти деревенские виды спорта.

Любят ли тут блат, есть ли тут клановость, или по­научному трайбализм? Скорее, да. Мне приходилось с этим сталкиваться: как только по району распространился слух, что «еще один» появился на хлебном месте
(в «Башнефти», а потом в «Башинформе» в качестве «зурначальника»), как ко мне потянулась вереница внезапных родственников и знакомых с хорошими парнями, которые умеют «все программировать и любой текст написать», а также с различными соблазнительными проектами денежного участия. Дело, как правило, редко доходило до тестового задания для перспективного кадра. Сейчас, к счастью, поток незнакомых родственников и земляков иссяк – то ли слух о плохом, зазнавшемся Шамиле дошел до «кланового компьютера», то ли отставка моя разочаровала. Мне стало намного легче: несмотря на либеральный HR­подход, внутри глубоко сидит желание угодить роду и малой родине. Но я его подавляю.

Народ тут в целом совестливый, стыдливый, от религии далеко не отходил в самые безбожные времена. В самые безбожные времена здесь не прекращалось отправление всех необходимых обрядов – от имянаречения до финального омовения. Переделав мечети под клубы и школы, отправив своих имамов­лишенцев на лесоповал, беднота начала приглашать на поминальные трапезы особо начитанных бабушек, «абыстай», которые в меру своего понимания отправляли все обряды вплоть до самых девяностых. В непростые времена застойного двоемыслия выходец из района Абдулбарый Исаев был муфтием ДУМЕС с 1975­го по 1980­й. Он ушел – впервые в истории – с пожизненного поста сам, а его потом сменил Талгат­хазрат Таджуддин. Мечети здесь строят особо зажиточные сограждане, выходцы из села, называют по моде именем собственной матери, да и что в этом плохого? Хуже, когда мечеть стоит без имама – заполняется в таких случаях она бородатыми гражданами России, которые не отращивают усов и не любят носить исподнее. К молодым сильно набожным козлобородым здесь относятся настороженно. И неспроста. Дело доходило до того, что в нулевые годы кто­то сдавал экзамен по взрывному делу на местном материале: какой­то самоделкой хлопнули масляный радиатор трансформаторной подстанции, оставив несколько деревень без света на пару дней. А еще кто­то за околицей деревни пытался вывести из строя электроопору, а на остановочном павильоне дороги Дюртюли – Буздяк находили набор юного минера – и это тоже в Чекмагушевском районе! Вы, пожалуйста, меня не переубеждайте, я на эти темы с генералом Черноковым разговаривал. Сейчас вроде чуток улеглось. Мечети по праздникам заполняются, старушки планово обретают истовость характерной манеры подвязывания. В селах слышен азан и от живого, и от цифрового муэдзина, на праздниках религиозных все честь по чести – благочинно и чисто.

Воспитание татарских девочек в Чекмагуше также трудовое и, я бы сказал, ханжеское. Вот образчик воспитательной речи, которую слышал своими ушами в семье, где много дочерей, – старшая, замужняя молодка лет 28, крепкая на слово и руку, костерит среднюю, лет 16­18: «Ты что среди бела дня с парнями заигрываешь, стоишь с ними, смеешься? Иди, свеклу наруби, корову подои, корма задай телятам, посуду вымой, шторы погладь и иди потом сколько хочешь флиртуй с парнями. Если силы останутся. Хоть до утра! Ты чего мать и сестер позоришь, среди бела дня с парнями стоишь у забора, смеешься?!».

Василий Алибабаевич

Воспитание же татарских мальчиков направлено на самурайскую сдержанность чувств и подчинение авторитету зурначальника, системы, государства. Надо быть во дворе, желательно с вилами в руках, обязан увлекаться сборкой­разборкой дизельного двигателя, все «сю­сю, люблю» произносятся один раз в жизни, делая предложение руки и сердца. В результате получаются скромные работяги и карьеристы. Не зря же Чекмагуш – родина двух (!) руководителей субъектов, если можно так сказать РСФСР: первого татарина во главе Татарстана Зинната Ибятовича Муратова (руководил ТАСС с 1944 по 57­й год) и Ревмера Хасановича Хабибуллина, который «рулил» нашей БАСС аж три перестроечных года – с 1987 по 1990­й. Между прочим, вы хорошо знаете сына Муратова по имени Раднэр, он снялся в роли Василия Алибабаевича в «Джентльменах».

Алибаба.jpg

Скриншот из фильма "Джентельмены удачи", реж. А.Серый (1971 г.)

Чекмагушевцы очень служебные – охотно идут в полицию, прокуратуру, армию, на госслужбу. Наверное, тут дело не только в карьеризме (что в этом плохого, кстати), а в сопричастности к чему­то большому. Вроде как неловко на чем­то настаивать, чего­то добиваться от своего имени, поскольку это эгоцентризм и гордыня, невежливо. А вот ради интересов службы, за страну и республику порадеть, за порядком и справедливостью углядеть, тут уж мышь не проскочит. Разве что землячкой окажется – тогда проскочит, но аккуратно.

В купечестве, чиновничестве и красном директорате Чекмагуш хорошо представлен: тот же Рамиль Бигнов, давно уже миллионер, Валерий Мансуров, который «Су­10», уже не может, видимо, спокойно мимо Лимонария проехать, не окинув территорию взглядом крепкого хозяйственника, Фарит Гиндуллин – первая в Уфе сеть магазинов шаговой доступности «АиФ», Ринат Баширов, бывший замминистра финансов, сотрудник Администрации Президента РФ, человек выдающихся способностей, внесший уникальный вклад в обновление политического режима в нашей республике (вроде тоже из каких­то Калмашей), Альберт Дусалимов, многие годы главный почтовик Башкирии, министр ипотечного строительства Камиль Мансуров.

Политтехнологи на службе у Белого дома Данил Азаматов (его предки здесь трудились на партийных должностях), Альберт Мифтахов (через супругу) имеют к Чекмагушевскому краю если не прямое, то косвенное отношение, например по женской линии, характер его влияния мы уже описывали здесь.

Описывая отношения чекмагушевцев с имуществом часто приходится слышать «саран», «прижимистый», хотя в моем окружении все время попадаются люди, готовые делиться последним. Тут, скорее дело, в бедности, чем в геопсихологии.

В ответ на вопрос о музыкальности чекмагушевских людей приведу три золотых певческих имени: великий Ильфак Смаков, заслуженный Рамиль Хазиев и бахыр Венер Мустафин, вечная ему память и вечный укор его донимавшим.

В науке тоже представлены богато, назову лишь имена профессора Юлая Шамильоглу, одного из ведущих специалистов мира по истории тюрков и Золотой Орды, и Оскара Кайбышева, основателя Института сверхпластичности материалов, недавно нас оставившего. Всего тут человек триста докторов и кандидатов наук, упомянем только Бахтизиных. Фамилии врачей: Нартайлаков, Бадыков, Саубанов – известны на всю республику. Отсюда, из небольшого села Таскаклы, ведет свое начало и фамилия «Набиуллина», которую унаследовала председатель ЦБ РФ от своего отца, простого шофера Сахипзады Саитзадаевича, который по обычаю там и нашел свое вечное пристанище.

У меня есть еще более планетарная история, связанная с Чекмагушем: тут было поместье дворян Веригиных, одно из нескольких. Выходец из этого рода Константин Михайлович Веригин эмигрировал в 1920 году в звании корнета кавалерийского полка Добровольческой армии в Париж, долго там мыкался и поступил на работу в мастерскую Эрнеста Бо в доме Коко Шанель и вместе с ним разработал самые знаменитые духи всех времен и народов – Chanel № 5. Но это уже совсем другая история. 

Шамиль Валеев, специально для портала ИСТОЧНИК при поддержке и научном консультировании Ильдара Габдрафикова.

Источник: proufu.ru

0
0
Медицина, Образование, еще 3
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей