Где, где? В Караганде! Или взгляд в общее прошлое и неоднозначное настоящее - новости Бирска

25 сентября 2017, 04:10

Автопутешествие в пределы подрастающего под боком у России нового «азиатского тигра». Поездка в Казахстан оставила немало впечатлений. В большинстве своем приятных. Итак, садимся за руль—и в путь.

 

Урал спускается к границе

Если начало маршрута лежит в наших весях, а его конец—в Караганде или южнее, то въезжать в Казахстан предпочтительнее через пограничный таможенный пункт контроля Бугристое, что в Челябинской области близ города Троицка. Просто вбиваем в навигатор этот промежуточный, но очень важный пункт, и все—маршрут проложен. С собой берем внутренний гражданский паспорт либо заграничный.
Маршрут до границы проходит по живописным местам южного Урала. За окном проносятся светлые лиственные рощи и величественно проплывают поросшие густым ельником горы. Над извилистым серпантином асфальта порой нависают оголенные макушки скал и все еще высокие рыхловатые морены—следы доисторического ледника (по ходу движения он сгреб поверхностные породы в огромные кучи).
Ближе к границе «изрезанный» ландшафт выравнивается, переходя в лесостепь. Воздух жарче и суше. Наконец, граница. Становимся в хвост легковой «змеи», у фур очередь отдельная. Оформляем автостраховку казахстанского ОСАГО—около 2,5 тысячи рублей за 15 дней пребывания. Вежливые пограничники, сосредоточенные таможенники, досмотр автомобиля. То же самое и на сопредельной стороне. Нужно лишь заполнить выданную тамошними погранцами миграционную карточку. Минуло два часа, и шлагбаум открыт.

Здравствуй, Великая степь!

С каждой сотней километров местность наливается насыщенно желтым. Плоская, как стол, степь раскидывается на 360 градусов и сплошь занята поспевшими зерновыми. Океан колосьев или стерни тянется бесконечно во все стороны света—взгляду в буквальном смысле зацепиться не за что. Лишь периодически вдоль автотрассы вырастают высоченные колонны-бункеры здешних «замков»—мощных элеваторов. И так на протяжении целой тысячи километров в глубь страны.
Казахстан—крупнейший производитель зерна на просторах постсоветского пространства после России и Украины. Наследие общего прошлого—целинная эпопея ССС превратила пустовавшие земли северного и часть центрального Казахстана в просторный хлебный край.
Прямая трасса стрелой пронизывает Великую степь к сердцу Казахстана—его столице Астане. В целом качество покрытия магистральных дорог—на уровне лучших российских. Монотонность прямой и плавность хода убаюкивают водителя—клонит ко сну. Лишь пару раз за тысячу километров встречаются ухабистые участки, которые, впрочем, активно ремонтируются. На дорогах немало крутых иномарок, но еще больше потрепанных «немцев» производства 80-х годов и даже убитых в хлам наших «москвичей».
В глаза бросается природная странность—в казахстанской степи очень низкое небо. Это особенно ощущается с появлением облаков. Они так близко проплывают от земли, что, кажется, их можно потрогать руками. Из-за практически идеальной ровной поверхности степи небо в перспективе прямо-таки на глазах скругляется к горизонту и создается иллюзия, будто облака утыкаются прямо в землю, а пространство сужается. В общем, обман зрения. Все же остальное—открытые люди, приличные дороги, вкусные блюда, отстраиваемые города, динамика жизни в них...—настоящее.

К-2, К-5? Какая разница...

Ближе к Астане трассы становятся по-западному отличными и постепенно переходят в четырех- и шестиполосные автомагистрали. Ограничение скорости—120 км/час. Но если кто-то из россиян «накинет» на спидометре сверх этого «разрешенные» у нас 20 км, то может нарваться на крупный штраф от дорожной полиции. В Казахстане—только плюс 10. К примеру, за превышение скоростного режима на 11 километров водителя ожидает штраф более 11 тысяч тенге,
в рублях это не менее двух тысяч.
Кстати, о местных гаишниках. Им запрещено стоять в засадах и иметь при себе жезлы. Только свисток, проблесковые маячки и стационарные камеры фиксации. Мобильные радары можно использовать лишь при движении в полицейском автомобиле. Поэтому на оживленных участках дорог они постоянно снуют туда-сюда. И горе тому, кто попался. Все это сделано в антикоррупционных целях. Но, поговаривают местные бывалые, «договориться» с ними все-таки можно. Такса—около пяти тысяч тенге.
На трассах немало автозаправок, приличных кемпингов и придорожных кафе. Сутки в кемпинге гостиничного типа в семейном номере со всеми удобствами, с сопутствующим сервисом и охраняемой автостоянкой обойдутся всего лишь в одну тысячу рублей. Топливо на АЗС в среднем дешевле на 10 рублей. Цены на продукты питания в магазинах, обеды в кафе тоже низкие (а объемы блюд значительно выше наших). При этом средние зарплаты сопоставимы с российскими.
Казалось бы, обе страны нефте- и газодобывающие, промышленные и сельскохозяйственные, а цены на энергоносители и продукты разнятся. Но для «дизелистов» и экологов—засада. Российским дизтопливом стандарта К-5 (максимально сниженное количество серы) здесь и не пахнет, только К-2 (в России запрещен). К слову, на короткое время и для новейших «задушенных» экостандартами дизельных двигателей «соляра» К-2 вполне съедобна. Что же касается импортных, особенно брендовых промышленных товаров, то цены ненамного дешевле российских.

Золотая «печать»

Астана, бывший областной Целиноград. 20-летняя столица, сверкающая стеклом и сталью монолитных административных и жилых небоскребов оригинального дизайна. В центре Астаны не найти двух одинаковых высоток.
Поражают пышные парки, фонтаны, цветочные клумбы в стиле национального орнамента, идеальный асфальт, мощеные тротуары, гранит, затейливые арт-объекты, яркие вывески, богатые торгово-развлекательные центры, красивые комплексы жилых застроек... Астана молодая, озорная, динамичная, нарядная и величественная одновременно устремлена ввысь и вширь. От былого затрапезного Целинограда с унылыми панельными пятиэтажками-хрущевками и пыльными улицами не осталось и следа. Говорят, ваять лицо новой столицы приглашают авторитетных архитекторов и дизайнеров со всего мира.
Президент Нурсултан Назарбаев, любовно и со вкусом пестующий Астану, поднимающий республику, останется в памяти казахского народа в веках. Как и оттиск его правой ладони в массивном куске золота в огромном стеклянном шаре на высоте 100 метров—в башне Байтерек. Прикоснуться к президентской «печати», опустив в нее свою ладонь и загадав заветное желание, каждый день приезжают тысячи взрослых казахстанцев, целые делегации школьников и даже гостей-иностранцев, которых в Астане этим летом можно встретить на каждом шагу. И немудрено, в столице республики проходит ЭКСПО-2017.

От музеев до «тарзанок»

Покидаем ночную столицу, расцвеченную яркими красками уличных иллюминаций, город-праздник, витрину современного Казахстана—в обозримом будущем, возможно, нового «азиатского тигра». 200-километровый автобан до полумиллионной областной Караганды пролетаем стремительно, буквально влетая в ее широкие проспекты.
Караганда—шахтерский, промышленный анклав Казахстана. В ССС ее называли третьей угольной кочегаркой страны, а еще здесь располагался печально известный Карлаг. В период репрессий именно политические ссыльные из деятелей культуры и науки во многом способствовали расцвету Караганды не только как индустриального, но и как культурного центра с его драматическими театрами, филармониями и музеями.
Караганда привлекает особой научной и духовной атмосферой, университетским духом, монументальными памятниками, своеобразной школой живописи. Город по-прежнему русскоязычный. Здесь по-прежнему изъясняются на русском литературном языке с московским произношением. Но уже появились и различия в лексике. К примеру, россияне однозначно толкуют значение слова «сотка». А для казахстанцев это прежде всего сленговое название сотового телефона.
Есть и другая действительность. В городах-спутниках областной столицы, в рабочих поселках ситуация с комфортом и занятостью далека от совершенства. Да, где-то ремонтируются главные дороги, украшаются центры. Но дома, крыши довольно обшарпанные, бурьян на газонах, веет какой-то затхлостью—налицо «законсервированные» родовые пятна агонизирующего СССР. В некоторых городках, где градообразующие предприятия закрылись после распада Союза, стоят целые микрорайоны пяти- и девятиэтажек с пустыми глазницами окон. Бесконтрольно разрастающиеся деревья и кустарники поглощают асфальт, тротуары, скверы.
Города-призраки... Предприимчивые люди проводят в них леденящие кровь ночные квесты и устраивают «тарзанки» для адреналинщиков, на пустынных проспектах резвятся стритрейсеры. Страна контрастов... Справедливости ради, в последние годы власти начинают уделять все больше внимания малым городам. Так или иначе, но казахстанцы одержимы лучшим будущим. Как этим грезит и вся матушка-Россия.

* * *

Тем приятнее возвращение домой. От степного суховея, пафосной роскоши, убогости рабочих поселков, великолепных автобанов и пустых знойных пространств к горно-лесному ландшафту Башкирии, влажному воздуху, прохладным речкам и озерам, деревянным избушкам в ярко окрашенной вагонке, неровным дорогам с такими понятными родными гаишниками в кустах, верным друзьям, устоявшемуся быту, коллегам по работе и мечтам, что завтра все будет хорошо. Словом, нет ничего милее большой и малой Родины. И все тут.

Источник: "Победа Online"

0
0
Общество, Новости Бирска
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей