«Чёрное золото» Парагвая с «белым» отблеском - новости Мелеуза

14 июля 2017, 04:53
О русских офицерах, сражавшихся за территориальную целостность Парагвая в 1932-1935 годах С моимкомпаньономАлексеемВибе мы были в поездке в Бразилии. По пути в аэропорт остановились пообедать на границе Парагвая и Бразилии. Там возле кафе свои поделки продавал пожилой мужчина. Мы подошли к нему, стали рассматривать их. Как только он узнал, что мы из России, то очень обрадовался и предложил нам свои работы практически бесплатно. Мы, конечно, приобрели изделия и поинтересовались, почему он к нам так дружелюбно относится? Оказалось, что этот мужчина был парагвайцем, и он помнил по рассказам старших о военном конфликте Боливии и Парагвая в 1932-1935 годах. В нём на стороне Парагвая принимали участие русские офицеры, вынужденные эмигрировать в 1920 году из России после поражения в Гражданской войне. По просьбе парагвайцев около 100 офицеров приехали защищать их страну от нападения боливийской армии. Экскурсовод, который находился с нами в поездке, рассказал нам подробнее мало кому известную историю об этом конфликте. Думаю, что она будет интересна и читателям газеты «Путь Октября». Южная Америка: противостояние продолжается В начале 30-х годов 20 века на принадлежащей Парагваю провинции Гранд Чако нашли нефть. Она была практически не заселена из-за плохого климата, отсутствия рек и выхода к морю. На эту территорию, на которой обнаружили нефтяные месторождения, стала претендовать Боливия, граничащая с Парагваем по этой провинции. После окончания Первой мировой войны проигравшая её Германия по мирному договору распустила армию, и немецкие офицеры остались не удел. Так, более ста немецких офицеров занялись обучением солдат и руководством боливийской армии. Спустя 14 лет после окончания Первой мировой войны русским и немецким командирам представился случай «переиграть» минувшие события (ведь большевистская Россия, заключив «похабный» Брестский мир, проиграла Германии Первую мировую войну - ред.). Только театром военных действий стала далёкая Южная Америка. Чакская война (1932-1935 годов) была вызвана соперничеством американской нефтяной корпорации «Стандарт Ойл» и британо-голландской «Ройял Датч Шелл», которые ринулись туда из-за обнаруженной нефти. «Стандарт Ойл» обеспечила американскую военную помощь дружественному боливийскому режиму, а «Шелл» через союзную тогда Лондону Аргентину вооружила Парагвай. Генерал-майор Беляев Среди эмигрантов, прибывших из Европы в 1924 году, был бывший генерал-майор Русской Императорской армии Иван Тимофеевич Беляев. Эту страну он выбрал не случайно - будучи мальчишкой, он увлёкся историей и культурой коренных жителей этого государства - индейцев. Но не только это предопределило выбор Беляева. У него имелись вполне конкретные планы насчёт Парагвая. Бывший «белый» командир хотел создать в этой стране анклав, населённый русскими. По прибытию в Асунсьон (столица Парагвая) генерал-майор поступил на работу в военную школу, где преподавал фортификацию и французский язык. Он опубликовал призыв через белградскую газету «Новое время» (Королевство Югославия, до 1929 года - Королевство сербов, хорватов и словенцев - ред.) ко всем русским, мечтающим изменить свою жизнь. В Европе в 1920 году многие офицеры не могли найти источник существования для своих семей. Но в далёкий и практически неизвестный Парагвай приехало лишь несколько десятков бывших «белых» солдат и офицеров с семьями. Иван Тимофеевич очень болезненно переживал крах своей мечты. Но в это время министерство обороны Парагвая предложило ему новую работу. Генералу нужно было отправиться в отдалённый регион страны - Чако. Эта территория была практически не изучена и являлась спорной. В обязанности Беляева входило определение границы с Боливией и выбор наиболее удачных мест для возведения форпостов. За несколько месяцев И. Т. Беляев совершил более десяти экспедиций. Наладил контакт с местным населением - индейцами, которые прониклись к нему уважением, стали считать его не только своим другом и союзником, но и «потомком древних богов». Неравные силы После того, как обнаружили нефть в провинции Чако, Боливия объявила эту территорию своей. В военной мощи Парагвай проигрывал ей, он мог противопоставить лишь три тысячи ополченцев. Противник же располагал многотысячной хорошо вооружённой армией, а также танками, артиллерией и самолётами. По численности населения Боливия превосходила Парагвай в три с половиной раза. Не ожидая серьёзного сопротивления, в июне 1932 года боливийская армия перешла границу и захватила несколько форпостов. Парагвай объявил всеобщую мобилизацию и нарастил численность армии до 50 тыс. человек. Но это были необученные, плохо вооружённые солдаты, которые не смогли бы противостоять боливийцам с их танками и артиллерией. Когда ситуация стала грозить катастрофой, правительство Парагвая обратилось к русским офицерам. И. Т. Беляева назначили на должность инспектора артиллерии при штабе главнокомандующего Хосе Эстигаррибии. Под командованием Ивана Тимофеевича, который применил минирование территории и сооружение «умных» форпостов, баланс сил выровнялся, и к сентябрю армия Парагвая сумела вернуть утраченные позиции. После серии неудач во главе боливийской армии встал немецкий генерал Ганс Кундт. Многие русские офицеры прекрасно знали его, потому что во время Первой мировой войны он возглавлял армию на Восточном фронте. Кроме него в руководстве боливийскими войсками насчитывалось ещё 120 офицеров из Германии. После этих событий военный конфликт Парагвая и Боливии резко ожесточился. Русские идут В начале августа 1932 года в доме русского офицера Николая Корсакова, расположенном на окраине Асунсьона, собрались почти все русские, находившиеся в то время в парагвайской столице. Им нужно было решить, как поступить в этой ситуации - встать на защиту Парагвая или не вмешиваться в военные действия. Корсаков высказал мнение о том, что, потеряв любимую Россию, они обрели вторую Родину в Парагвае. И когда эта страна переживает трудный момент, офицеры обязаны выполнить свой долг перед ней. Пожалуй, другого решения от русских офицеров и не стоило ожидать. Они стали прибывать на призывные пункты и записываться добровольцами в парагвайскую армию. Им всем сохранили чины, с которыми они закончили Гражданскую войну в России, только добавили к чину две латинские буквы «НС». В вооружённых силах Парагвая воевало от 70 до 100 русских офицеров (данные рознятся - авт.) из которых - два генерала, восемь полковников, четыре подполковника, 13 майоров и двадцать три капитана. В ходе войны трое русских возглавляли штабы парагвайских армий, один командовал дивизией, двенадцать - полками, а остальные - батальонами, ротами и батареями. 9 сентября 1932 года пятитысячный первый армейский корпус взял в осаду хорошо укреплённый боливийский форт Бокерон. Командующий корпусом пригласил Ивана Беляева решить проблему с корректировкой артиллерийской стрельбы по его позициям. Генерал блестяще справился с поручением, орудия стали прицельно бить по укреплениям противника и сыграли важную роль в этой битве. Курсанты военной школы, из которой были сформированы два батальона, с гордостью рассказывали, что в боях за Бокерон в штыковые атаки их водили бесстрашные русские офицеры Игорь и Лев Оранжереевы. 28 сентября во время штыковой атаки позиций форта был смертельно ранен командир третьего батальона капитан (НС) Василий Орефьев-Серебряков. Последними словами бывшего есаула Донского казачьего войска были: «Какой прекрасный день, чтобы умереть!» Фраза вошла в историю войны за Чако как символ мужества и героизма офицера, до конца выполнившего свой долг. Четвёртый эскадрон второго кавалерийского рехимьенто (полка) под командованием капитана (НС) Юрия Бутлерова выполнял самые рискованные задачи по отражению боливийских атак, которые были направлены на прорыв блокады Бокерона. Только через три недели блокады форт пал. Но не только явный противник мог нанести смертельный удар. В северном Чако (ближе к экватору - ред.) солдаты и офицеры страдали от постоянной жажды, тропических болезней, дизентерии, укуса ядовитых змей и пауков. В этих сложных условиях начальнику Департамента профилактики заразных болезней, полковнику медицинской службы (НС) Артуру Вейсу удалось совершить чудо: предотвратить массовые эпидемии инфекционных заболеваний. В начале 1933 года, собрав все силы в кулак, немцы отважились на сокрушительный удар у форта Нанава. Бои продолжались десять дней и закончились победой парагвайцев. Причём боливийцы потеряли две тыс. солдат, а их противники - в восемь раз меньше. Экскурсовод рассказал нам один из ярких моментов этой войны, реально показывающий силу духа и бесстрашие русских солдат. На самом опасном направлении в этом сражении действовал кавалерийский эскадрон под командованием капитана (НС) Бориса Касьянова. Ночью 16 февраля эскадрон, спешившись, бесшумно подошёл к форту Пуэсто Навидад и бросился в атаку. Сонные боливийцы оказать достойное сопротивление не смогли, и казалось, что они будут уничтожены. Но в решающий момент по парагвайцам ударили два тяжёлых пулемёта. Атака стала «захлёбываться». Тогда к одному из пулемётов бросился Борис Касьянов и закрыл своим телом амбразуру пулемётного гнезда. Этот подвиг он совершил на девять лет раньше Александра Матросова. Первостепенное значение в войне за Чако играли дороги-просеки. Ведь передвигаться в условиях сельвы можно только по ним. Большой вклад в строительство дорог внёс инженер-капитан (НС) Владимир Башмаков. Для решения проблемы строительства современных оборонительных сооружений в апреле 1933 года Декретом президента Парагвая в Военном министерстве было образованно Управление фортификаций. Его начальником стал генерал дивизии (НС) Николай Эрн, бывший генерал-майор русской армии. Все ключевые должности в этом ведомстве заняли русские добровольцы, имевшие огромный опыт в возведении оборонительных укреплений. Все русские офицеры, принимавшие участие в этой войне, не только водили подчинённых в атаки, но и обучали своих солдат, унтер-офицеров и младших офицеров основам тактики и стратегии, строительству укреплений. Капитан (НС) Владимир Парфененко, бывший лётчик морской авиации Черноморского флота, участник Первой мировой войны, делился своим бесценным опытом воздушных боев со своими товарищами - пилотами военно-воздушных сил Парагвая. Победа В 1934 году Беляев решился на наступление, и к концу года провинция Чако была под полным контролем Парагвая. Весной 1935 года Иван Тимофеевич со своей армией вторгся на территорию противника. В майском сражении у города Вилья-Монтес парагвайцы полностью лишили Боливию войск. И уже 11 июня война была прекращена. Парагвай в этом конфликте потерял около 40 тыс. человек, а его противник - порядка 100 тыс., а ещё 300 тыс. оказались в плену у Беляева. Из-за этой победы авторитет немецкой военной школы в регионе сильно пошатнулся. Выходцы из Германии больше не воспринимались первоклассными инструкторами, во многом поэтому планы Гитлера и Муссолини по распространению нацизма и фашизма в Южной Америке потерпели крах. Из восьмидесяти русских добровольцев, воевавших в парагвайской армии, шестеро пали смертью героев на полях сражений. Более тридцати человек были тяжело ранены. Декретом президента Парагвая высшими орденами были награждены сорок два русских добровольца. В асуньсионском музее хранится оригинальное свидетельство - надпись, сделанная химическим карандашом на доске, которую оставили в своём окопе отступившие боливийцы. В переводе она гласит: «Если бы не проклятые русские офицеры, мы бы ваше босоногое войско давно загнали за реку Парагвай». В наше время в городе Асунсьоне, столице Парагвая, есть десять проспектов и улиц, названных в честь русских добровольцев, которые в войне 1932-1935 годов ценой своих жизней, защитили территориальную целостность и независимость этой маленькой страны. Иван Тимофеевич Беляев служил генералом-инспектором артиллерии, а в 1933 году стал начальником Генерального штаба вооружённых сил Парагвая. А генерал-лейтенант Николай Францевич Эрн возглавлял управление фортификации военного министерства. 19 января 1957 года в Парагвае умер И. Т. Беляев. В стране объявили траур на три дня. Отпевали национального героя в колонном зале Генерального штаба. На похоронах присутствовало всё руководство страны. Когда гроб несли по Асунсьону, его сопровождала многотысячная толпа молящихся индейцев, распевавшая на русском языке «Отче наш». Похоронили Ивана Тимофеевича в одной из глухих деревень на территории индейских поселений, как он и завещал. Итоги войны Парагвай получил 75% спорной территории Гранд Чако. Боливия получила выход к реке Парагвай для постройки порта, а также право судоходства через территорию Парагвая. Граница между Боливией и Парагваем в настоящее время проходитпоутверждённойпослеЧакской войны линии. Горькой иронией судьбы стало то, что нефть на спорной территории, за которую было пролито столько крови, тогда так и не нашли, и даже порт на реке Парагвай для её транспортировки оказался не нужен. Но эта история получила продолжение. В 2012 году в провинции Чако в Парагвае нашли нефть, и запасов её оказалось так много, что уже скоро страна может начать экспорт «чёрного золота» на мировой рынок. Надо сказать, что в таком исходе будет некая высшая справедливость. Ведь более 80 лет назад права на Чако Парагваю пришлось отстаивать в крупнейшей из бушевавших в XX веке в Новом свете войне.

Анатолий МИЗИН, заслуженный строитель РБ.


Отрывок из рассказа экскурсовода

Генеральная парагвайская атака на форт «Бокерон» была отбита. Все части вернулись на свои позиции и вели ленивую перестрелку с защитниками укрепления. В это время и появился в секторе, напротив флагштока, третий батальон. - Примкнуть штыки! - приказал Орефьев-Серебряков. - За мной к форту! Цепью! Стараясь поддерживать равнение, солдаты третьего батальона молча, почти строевым шагом, следовали за своим командиром. Наступила неожиданная тишина. Зрелище наступающих на боливийские позиции солдат, идущих в полный рост, с блестевшими на солнце штыками, повергло в шок не только защитников форта, но и парагвайцев. Все, отложив в сторону своё оружие, смотрели на третий батальон, на его командира, шагающего впереди цепи. Блестели на солнце штыки. Стояла тишина. Только слышался твёрдый и уверенный шаг третьего батальона. Когда до боливийских позиций оставалось 30 метров, Орефьев-Серебряков громко закричал: - В атаку! Да здравствует Парагвай! Батальон побежал за своим комбатом. Только тогда и очнулись защитники форта. По наступающим стали стрелять из всех видов оружия. Первым упал капитан (НС) Орефьев-Серебряков. Его, смертельно раненого, вытащили с поля боя и несли на носилках в полевой госпиталь. Командир третьего батальона находился в полном сознании. Увидев командира дивизии Фернандеса, он попросил санитаров остановиться, а затем слабым голосом произнёс: - Я выполнил ваш приказ, мой майор... но, к сожалению, не смог захватить вражеских позиций... Наверное, это - судьба. ЗатемОрефьев-Серебряковглубоко вздохнул и прошептал свои последние слова: - Какой прекрасный день, чтобы умереть! Пожилой санитар с нашивками капрала, громко, навзрыд заплакал. У находившихся рядом с майором Фернандесом офицеров штаба на глазах появились слёзы... Посмертно капитану (НС) Василию Орефьеву-Серебрякову был присвоен чин майора. В 1935 году он, посмертно, был удостоен высших наград войны за Чако: «Круз дель Чако» и «Круз дель Дефенсор». Его именем названа одна из красивейших улиц столицы Парагвая, города Асунсьона. Около 11 часов утра 29 сентября на флагштоке форта «Бокерон» появился белый флаг, а вскоре всё ограждение из колючей проволоки вокруг укрепления было завешено белым нижним солдатским бельём. Гарнизон форта «Бокерон» капитулировал после трёх недель своей героической обороны.

Источник: Общественно-политическая газета Мелеузовского района и г.Мелеуза

0
0
Новости Мелеуза
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.

В СМИ сегодня
Комментарии читателей