В Башкирии вынесены 22 приговора о пожизненном заключении

4 февраля 2017, 06:14

Весной 2017 года исполнится 20 лет с того момента, как в России был введен запрет на смертную казнь. За это время судьи нашей республики вынесли преступникам 22 приговора с наказанием в виде пожизненного заключения. Такие данные предоставила пресс-служба Верховного суда РБ. Первые три «пожизненных» приговора были вынесены в Башкирии в 1999 году. Осужденные на пожизненное заключение содержатся в специальных колониях. Возможно, кого-то из них уже нет в живых, подвело здоровье либо подточили силы муки совести. Хотя, как говорят эксперты, которым довелось общаться с такими людьми, их шкала ценностей настолько искажена, что совесть в ней не числится вообще.

Автору этих строк представилась возможность в 1997 году пообщаться с двумя осужденными-смертниками, совершившими жуткие преступления. Журналистское любопытство перевесило страх перед чудовищами в человеческом обличье. Пожизненного осуждения они тогда еще не получили, зависнув «между жизнью и смертью» почти в буквальном смысле слова, по причине моратория на применение смертной казни, объявленного ради вступления России в Совет Европы.

В сопровождении тогдашнего пресс-секретаря ГУФСИН Алексея Гнездина мы провели в комнате для допросов следственного изолятора на улице Достоевского в Уфе почти весь рабочий день в общении со «смертниками». Как ни странно, вопреки ожиданиям, они довольно охотно согласились на интервью, то ли из-за любопытства, то ли от скуки, устав ждать решения своей участи.

Поскольку через 20 лет нет реальной возможности получить у них согласие на публикацию из ответов (что требуется делать по закону) мы вынуждены воздержаться от упоминания их настоящих имен. К тому же, в республике о сих пор живут их родные, которые наверняка не хотели бы вновь вспоминать те страшные «судные дни».

История 1. Дикость

Фабула преступления Хамита М. была просто и жуткой: вместе с приятелем, будучи безработными да и не слишком напрягаясь в поисках работы, они решили разжиться при помощи грабежей. Объектами грабежей стали зажиточные земляки, предприниматели. Информация о тайниках с предполагаемыми богатствами у них вырывали в буквальном смысле каленым железом, применяя раскаленные утюги, паяльники и кипятильники. Одну из жертв – состоятельную женщину – замучили до смерти.

Хамит в беседе так и не смог ответить на вопрос: как он мог так поступить, ведь замученная им женщина была чьей-то дочерью, сестрой, мамой, женой. А если бы так поступили с его близким человеком?

Он долго молчал, скрипя желваками, и, наконец, сказал, что не знает, почему так поступал. Сказал стандартную фразу, что во всем виновата пьянка. Они и в самом деле шли на разбой, накачавшись спиртным. Оттого и были глухи в мольбам о пощаде.

Деревенский парень с трудом ворочал мозгами и силился вспомнить, что он в себе ощущал во время совершения преступлений, и после нескольких попыток все-таки смог сформулировать ответ. Получалось, то в те страшные минуты в нем словно отключались все человеческие чувства и давали о себе знать звериные инстинкты – любой ценой получить добычу.

После таких разбойных нападений приятели пускались во все тяжкие – сутками пьянствовали и распутничали. За какие-то полгода, пока их не задержала милиция, два простых деревенских мужика превратились в отъявленных головорезов.

Видимо, так и было. Человеческое в Хамите, по его словам, проснулось только, когда он увидел в зале суда свою родню – заплаканных сестер и мать, прятавших от людей глаза братьев. Боль, которую он им причинил своими бессмысленными разбойными нападениями, должна была сжигать его изнутри, до конца дней.

Жалел ли он о том, что так сложилась жизнь? Да. Очень жалел. Он совершенно отчетливо представлял себе, как мог бы прожить совсем иную – пусть небогатую, но вполне благополучную жизнь: женился бы на хорошей девушке, работал, воспитывал детей, провожал их в школу, ездил на рыбалку, отмечал вместе с многочисленной родней дни рождения, свадьбы и другие праздники. Но всему этому уже никогда не суждено случиться, как он сказал, «из-за глупой башки и водки».

История 2. Зависть

Владислав К. в корце 90-х годов «прославился» серией жестоких убийств автовладельцев. Он останавливал таксовавших на своих автомобилях мужиков, выбирая машины побогаче, садился и называл наиболее отдаленный район города. Пока ехали по маршруту, заводил разговор по душам и выведывал все новости из жизни водителя. Как правило, те с радостью делились своими приятными новостями – сделали дома ремонт, купили машину, собрались в заграничную поездку и т.д. Болтливые водители даже не подозревали, что каждым словом вбивают гвозди в крышку своего гроба. По дороге в безлюдном месте из приятный собеседник убивал их, а трупы бросал в снежном сугробе или на мусорной свалке.

Зачем он это делал? Влад точно знал ответ на этот вопрос. Каждым таким преступлением он пытался заглушить боль в своей душе, ноющую от того, что в его жизни никогда не будет ничего этого – ни ново машины, ни квартиры с евроремонтом, ни загранично поездки, ни счастливой семейной жизни. Вот только боль не проходила, а лишь затихала ненадолго. А потом опять становилась все сильнее, поэтому он вновь и вновь шел на преступления, а водители-бомбилы, выезжавшие вечерами «подшабашить», сколько бы их не предупреждали об убийствах таксистов, не видели никакой угрозы в молодом кареглазом и улыбчивом пареньке.

О своей судьбе Влад им не рассказывал. Его мать была алкоголичкой, детство Влада прошло в притонах, среди пьянства и грязи. Но сам он не спился, не любил он водку. Вроде бы поначалу пытался выкарабкаться со дна к нормальной жизни. Но не судьба, попался на кражах и попал за решетку по «малолетке». После освобождения познакомился с девушкой, поженились, когда Влад был в заключении, родилась дочка, которую жена назвала в честь него – Владой.

Но семейная жизнь не заладилась. Видимо, Владу простого обывательского счастья было недостаточно. 90-ые годы были временем нуворишей, о счастливчиках, в одночасье становившихся миллионерами, рассказывали по телевизору и в газетах. Даже если половина из них были придуманными, все равно их успеху завидовала вся страна.

Озлобленный на свою непутевую жизнь Влад ощущал потребность хоть как-то восстановить справедливость и нашел вот такой изуверский способ. После каждого убийства он наслаждался осознанием того, что своими руками только что уничтожил чужое счастье и принес в квартиру с евроремонтом страшную беду.

Оказавшись за решеткой и ожидая приговора, он был спокоен как удав. Он и так был несчастлив, а в одиночной камере, которая была положена смертникам, он почувствовал, что привел свою жизнь к логическому итогу. О нем писали статьи, снимали телепередачи, к нему пришли брать интервью. Небольшой отблеск красивой жизни его все-таки коснулся. Живи он в своей семье с женой и дочкой в обшарпанной квартирке на окраине Уфы, ничего этого не случилось бы.

Ну а если начать жизнь с чистого листа с того момента, как он впервые решился на убийство, смог бы он отказаться от преступления ради семьи? Влад не смог ответить на этот вопрос.

Что же касается дочки, он сказал, что желает ей от все души вырасти счастливым человеком и никогда не знать, кем был ее отец.

Зачем об этом вспоминать?

До сих пор осталось двоякое впечатление: с одной стороны, при других обстоятельствах оба моих собеседника, не поморщившись, свернули бы мне шею, но с другой стороны, в стенах следственного изолятора, в наручниках и рядом с охранником они беспомощно хлопали глазами и порой прятали слезы, когда нужно было ответить на слишком жесткие вопросы.

Сегодня, когда то и дело говорят о возвращении смертной казни, наверное, все-таки полезно вспомнить, о чем были те интервью. Может быть, чтобы понять, что звери в человеческом обличье, насилующие детей и убивающие невинных людей, были всегда и при любом режиме, независимо от того, позволял тогда закон применение смертной казни или запрещал. Взять того же Чикатило, или педофила Валеткина, изнасиловавшего и убившего маленькую Виолетту Токарчук, или братьев, ограбивших и убивших инкассаторов…

Важно понять, что эти люди являются порождением общества, даже если они имели некие психические отклонения. Потому что в нормальном обществе большинство отклонений можно было бы если не излечить, то хотя бы скорректировать. Если бы общество имело средства и желание заняться решением этого вопроса.

Жизнь в одиночной камере наедине со своими мыслями о совершенных преступлениях или о том, чего уже никогда с ними не случится, все-таки гораздо более тяжкое наказание для каждого из них, чем короткая смерть от пули в затылок. Просто была возможность посмотреть им в глаза и кое-что там понять.

А что об этом думает вы?

Источник: proufu.ru

0
0
Происшествия / Криминал
Читают 1
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.
Что Вы думаете по поводу новости?

Будьте первым, оставьте комментарий к данной публикации! Однако помните, что мы вправе удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
или
Войти через социальную сеть

ВКонтакте


Популярные новости в рубрике
Комментарии читателей
Марат Аминев
ВСЕ ВЕРНО В ТУИМАЗАХ ТЕБЯ ПОЛОЖАТ ПО ПОКАЗАНИЮ СКОРОИ И ТО МАЛОВЕРОЯТН...
Bash-news редактор
Здравствуйте, да конечно.http://bash-news.ru/feedback.html
Данил Леонтьев
Да.Телеграмм сейчас набирает обороты а вот вк падает на глазах.В телег...
Евгений Горичев
Здравствуйте, можно мне выслать вам видео обращение социального хар...
id247275110
Ну это уже и не понятно как назвать - то можно? Обратите внимание! Ста...