Первый вице-премьер Рустэм Марданов: В этом году надо начать выход из кризиса

28 июля 2015, 08:07
Первый вице-премьер Рустэм Марданов: В этом году надо начать выход из кризиса Разговор с первым заместителем премьер-министра республики Рустэмом Мардановым состоялся сразу после перераспределения обязанностей в правительстве. Его функции увеличились — Рустэм Марданов теперь несет ответственность за положение дел в экономике. 
В его ведении — госуправление в этой сфере, экономическое развитие республики, инвестиции. Это самые сложные вопросы, особенно с учетом непростой экономической ситуации. Как в этих условиях правительство балансирует между сокращением доходов и необходимостью выполнять социальные обязательства? Откуда оно берет деньги и на что тратит? Кому придется затянуть пояса? Как первый вице-премьер советует жителям республики пережить это время? Обо всем этом он рассказал в интервью нашей газете.

Развиваться будем в любых условиях

— Рустэм Хабибович, новому правительству немногим более года. Когда вы приступали к работе, экономическая ситуация была другой. Сейчас все кардинально изменилось. Как вы себя позиционируете — как правительство развития или выживания в непростых экономических условиях?

— В правительстве после выборов главы республики в 2014 году произошли существенные изменения. Но преемственность сохранилась, потому что правительство возглавляет по— прежнему Рустэм Закиевич Хамитов.

Эта преемственность получила отражение и в программных документах. После формирования правительства была принята программа деятельности на срок его полномочий. В ней поставлены довольно амбициозные цели до 2019 года. И все эти цели предполагают развитие по сравнению с достигнутым уровнем.

Но уже с конца 2012 года было ясно, что будет обострение кризисных явлений и надо к ним готовиться. Прежде всего это проявилось в ухудшении финансовых показателей предприятий. Начали сокращаться темпы роста поступлений налоговых доходов. В сентябре 2013 года стало понятно, что запланированные доходы могут быть не получены. Макроэкономические условия уже были неблагоприятными.

— Это было связано с событиями на Украине или с Крымом?

— Нет, просто мы по— прежнему находимся в условиях мирового экономического кризиса, начавшегося в 2007 году. Его ключевые причины не были преодолены. Вы, наверное, помните, что в 2007 — 2008 годах в мире были приняты беспрецедентные меры по его преодолению. Основная их часть была направлена на смягчение денежно— кредитной политики в надежде на стимулирующее влияние на развитие реального сектора. Однако действенность таких мер весьма сомнительна. Логика «количественного смягчения» предполагает, что дешевые кредиты рано или поздно приведут к тому, что деньги пойдут в реальный сектор экономики. Но оказалось, они прежде всего идут не туда, а на биржевые рынки. В итоге поднялись цены на нефть и другие биржевые товары, и российская экономика на определенное время тоже задышала.

Но такое отклонение от разумной и осторожной денежно— кредитной политики не может продолжаться долго. В 2013 году в США заговорили о необходимости перехода к нормальным макроэкономическим условиям. Тогда— то и возникли условия для возобновления кризисных явлений: если деньги уйдут с биржевых рынков, нефть подешевеет. Когда Федеральная резервная система начала постепенный выход из «количественного смягчения», начался новый виток кризисных явлений. Осенью планируется увеличение процентной ставки ФРС. Это будет новый шок для всей мировой экономики. Можно провести следующие аналогии: человек тяжело болен, его поддерживают с помощью искусственной вентиляции легких. Болезнь его не прошла, и теперь его собираются отключать от аппарата. Как он отреагирует? Скорее всего, будет новое обострение.

Так вот то, что кризис 2008 года еще не закончился, было ясно уже в 2013 году. Поэтому Рустэм Закиевич и возглавляемое им правительство подошли к выбору политики очень ответственно: бюджет на 2014 — 2015 годы был сформирован с учетом возможного ухудшения ситуации. Даже антикризисную комиссию создали на два месяца раньше того момента, когда это предложило сделать регионам российское правительство. Одним словом, Башкортостан заранее подготовился, чтобы менее болезненно пережить негативные явления.

Но это ни в коем случае не означало, что мы кардинально меняем планы только в сторону выживания. Наши встречи с гражданами республики подтвердили, что все надеются и рассчитывают на продолжение развития, на дальнейшее решение своих нерешенных насущных проблем. С учетом этого глава республики занял твердую позицию: мы не снимаем целей экономического и социального развития, требования к членам правительства с точки зрения достижения этих целей будут жесткими.

— Не слишком ли они жесткие? Порой даже кажется, что требования не соответствуют реальности. Инвесторы затаились до лучших времен, в этих условиях вы хотите практически невозможного...

— Конечно, инвесторы стали более осторожными, переоценивают риски. Но если правильно их оценить, то нынешняя ситуация — не конец света. Из— за резкого скачка доллара многие уже почти были к нему готовы. Мы так не считали и всем, с кем работаем, говорили — надо продолжать развитие и обязательно реализовывать начатые проекты, особенно те, которые отнесены к приоритетным.

Например, у инвесторов, которые финансировали строительство в Уфе гостиниц, паники, конечно, не было, но и они задумались: стоит ли продолжать начатое, ведь кредитные ставки выросли, а в одном случае был даже отказ в кредите. Мы вместе обсудили эту ситуацию, переговорили с банками, их тоже успокоили. В результате тот, кому это было необходимо, получил кредит. Мы даже договорились о более низких ставках. Было твердое убеждение, что ставки снизятся через три— четыре месяца. И они действительно начали снижаться.

Нет, цель развития не снимается. Хотя мы понимаем, что и дальше возможно некоторое ухудшение ситуации. И готовы к этому. Но мы настроены на то, чтобы реализовать все приоритетные инвестпроекты и начать новые. Наоборот, сейчас самое время начинать новые проекты.

— Почему, ведь вы сами не исключаете ухудшения ситуации?

— Объясню. Какие из наших проектов самые эффективные? Те, которые ориентированы на экспорт. Благодаря тому, что рубль девальвировался, возникла хорошая «подушка» конкурентоспособности.

Возьмем химию. Здесь мы всегда проигрывали китайским производителям, а сейчас из— за девальвации рубля возникают новые конкурентные преимущества. Китайские коллеги даже российских металлургов обвиняют в демпинге — мол, реализуют продукцию ниже себестоимости. Нет, не ниже. Просто наша себестоимость в валюте заметно снизилась. То же происходит в нефтехимии. Повторю, сейчас есть заметная «подушка» конкурентоспособности. Если мы ее не используем, она потихоньку уменьшится.

— Экспортоориентированные предприятия этим преимуществом пользуются?

— Не все, многих требуется убеждать. Но, например, руководство «Башнефти» очень хорошо это понимает: на следующий год запланировано значительное увеличение инвестиций, чтобы, воспользовавшись благоприятной ситуацией, реализовать новые проекты.

Антикризисная программа должна быть у каждого предприятия. И у каждого человека.

— Вы сказали, что антикризисная комиссия в республике начала работать раньше, чем в других регионах. Это дает эффект?

— Цель комиссии — помочь перестроить свою деятельность в новых условиях и кое— где уменьшить влияние кризисных явлений. С учетом того, что каждый человек, руководитель предприятия стремится как минимум сохранить достигнутый уровень развития и благополучия, мы сформулировали цели антикризисной деятельности. Если это касается производства, то главное — достичь объемов производства не ниже 2014 года. Инвестиции тоже должны быть не ниже 2014 года. Что касается доходов населения, я думаю, мы взяли правильный ориентир — не снижать номинальные доходы.

— Но как сохранить показатели? Ведь объемы производства — это прежде всего деятельность самих предприятий. А на них давит макроэкономический климат.

— Да, это деятельность предприятий. Поэтому мы считаем: антикризисная работа — это дело не только правительства, мы должны вовлечь в нее фактически всех.

У каждого предприятия должна быть своя программа. В условиях рыночной экономики каждый руководитель должен найти такие решения, чтобы объемы производства были не ниже прошлогодних. И каждый должен понимать, чего может достичь сам, а в чем хотел бы получить поддержку.

В зависимости от того, какое у предприятий состояние, их можно отнести к одной из четырех групп. Первая — те, которые не только не снизят, даже повысят объемы производства и остальные показатели.

— В том числе за счет импортозамещения?

— Да. Вторая группа — это те, которые сохранят объемы, но возможно некоторое снижение по отдельным показателям. Третья группа — это проблемные: у них произойдет снижение, но они останутся финансово устойчивыми и не обанкротятся. Четвертая группа — это банкроты, которые могут прекратить деятельность.

За первое полугодие у нас не произошло снижения промышленного производства по отношению к прошлому году. Инвестиции выросли на 5 процентов.

Мы понимаем, что еще может быть ухудшение. Но по итогам года мы должны выйти на поставленные цели. Хотя на уровне Российской Федерации практически сформировалось общее мнение, что по итогам года произойдет снижение объемов производства. Это запускает механизм самосбывающихся ожиданий. Подобного подхода глава республики не приемлет. Многие, наверное, помнят, когда в 2014 году подводили итоги полугодия, глава республики обратился непосредственно к членам правительства (но в действительности ко всем руководителям) и твердо сказал: если вы будете ставить такие цели, конечно, ничего у нас не получится.

Если же говорить о каждом человеке, важно, чтобы сохранение как минимум прошлогоднего уровня доходов стало целью всех жителей республики. Каждый из нас должен понимать, что из кризиса он в первую очередь должен выбраться сам. Конечно, есть такие категории людей, которые не смогут это сделать, и таким должно помочь государство. Но если речь идет о трудоспособном человеке, который, например, потерял работу, обязательно должен сам стремиться человек найти себе новую.

— Или переучиться?

— Да. Или согласиться пока на менее оплачиваемую работу, но в любом случае не сидеть сложа руки.

Бюджетная копеечка идет строго по назначению

— Рустэм Хабибович, каков ваш прогноз по исполнению бюджета до конца года?

— До конца года по уровню исполнения бюджета мы выйдем без снижения к уровню предыдущего, если только ситуация резко не ухудшится.

— Дефицита большого не будет, только тот плановый, который заложен в бюджете?

— Дефицит, скорее всего, даже уменьшится. За шесть месяцев у нас даже профицит.

— То есть, к концу года мы придем в более— менее сносном состоянии, не так, как другие прогнозируют?

— Такая задача перед нами стоит. И все мы должны к этому стремиться. Если все будут убеждены, что мы точно выйдем из этой ситуации, это должно придавать уверенность, что жители республики не останутся один на один со сложностями.

Если говорить о макроэкономических показателях, то, как я уже говорил, эксперты прогнозируют их ухудшение. Повторю, даже у нас может быть снижение в третьем квартале. Но уже начиная с четвертого квартала необходимо возобновить экономический рост. Надо ставить себе такую задачу.

— И все-таки, где будем ужимать расходы? Социалка наверняка останется неприкасаемой?

— Еще до того, как президент России поставил задачу полностью исполнить принятые государством на себя социальные обязательства, Рустэм Закиевич сформулировал аналогичную задачу перед правительством республики. Мы не должны сокращать приоритетные социальные расходы и прежде всего обеспечить повышение зарплаты работникам бюджетной сферы. В результате Башкортостан стал одним из регионов-лидеров по выполнению так называемых майских указов президента России. У нас было четкое понимание, за счет чего поддержать социальные расходы: прежде всего, за счет оптимизации и реструктуризации не только социальных, но и практически всех бюджетных отраслей.

Были приняты так называемые «дорожные карты» по оптимизации и повышению эффективности деятельности, которые предусматривали меры для всех отраслей, использующих бюджетные средства. Сейчас эти «дорожные карты» реализуются.

— Результаты уже есть?

— Не могу сказать, что все удалось сделать. Итоги будем подводить при разработке бюджета на будущий год. Но конечный эффект был достигнут — мы сэкономили средства, чтобы в полном объеме профинансировать социальные расходы. И это в 2014 году, когда многие регионы уже испытывали колоссальные сложности с исполнением бюджета. У нас же это вызвало необходимость напряженной работы всех министерств — им сейчас тяжело работать, надо постоянно думать, чтобы сэкономить копеечку.

— Мы это чувствуем — они стали экономить на газетах.

— Наверное, это в какой— то степени на вас сказалось. Кстати, оптимизация происходит и в вашей отрасли.

Так вот, в каких направлениях ведется работа по повышению эффективности? В первую очередь, это переход на единые нормативы финансирования, ликвидация неэффективных затрат, переход на эффективные контракты, на предоставление ряда соцуслуг частными производителями.

— Да, мы знаем, что соцобслуживанием теперь могут заниматься предприниматели.

— Совершенно верно. И, кроме того, повышение адресности социальной поддержки. Сейчас важно ее не уменьшить, а сосредоточить прежде всего на нуждающихся. Им она нужна прежде всего. Для всех остальных бюджетников — повышаем зарплату.

Даже госдолг может приносить доходы

— Что в работе правительства оказалось самым сложным в связи с этим?

— Изменение технологии работы правительства и государственных органов и самого подхода к исполнению государственных функций. Какой подход был обычным в государственной и муниципальной сфере? Есть задача — найдите деньги для ее решения. Сейчас так работать невозможно.

— Вы наступили на горло бюджетополучателям?

— В какой— то степени. Все крупнейшие бюджетополучатели перестраиваются. Кто— то легче, кто— то тяжелее.

И еще одна сложность: надо было найти дополнительные доходы. Такая задача теперь также стоит перед всем правительством. В 2013 — 2015 годах значительную поддержку оказало повышение эффективности использования имущества. Увеличили поступления средств. Кое— что продали.

— Не планируете ли продавать ликвидное имущество, чтобы увеличить доходы бюджета?

— Только в крайнем случае. Сейчас рынок очень плохой, и если продавать сейчас, это будет достаточно дешево.

Второе — работа с ГУПами и акционерными обществами с участием государства. Мы повысили требования к их доходности и перечислению дивидендов. В результате планы по поступлениям дивидендов перевыполнили даже при плохой конъюнктуре.

— Главные поставщики дивидендов известны — «Башкирская содовая компания» и «Башнефть»…

— Да, сейчас будет и «Башнефть». Основные дивиденды дают «Сода», «Региональный фонд», «Башспирт».

Но и в целом поступления от использования госимущества увеличились. И от использования земли, аренды имущества постарались получить больше.

Третье — поработали с госдолгом. Нам еще в 2013 году было понятно, что возникнет проблема с обменным курсом. У республики оставался валютный кредит в 25 миллионов долларов. Погасив его в декабре 2013-го, решили отказаться от внешних заимствований.

— Это ваше чутье подсказало?

— В том числе, хотя мы советовались и с консультантами. У нас очень хорошие консультанты.

— Сколько сэкономили?

— Если бы сохранили валютный долг, то платили бы в полтора— два раза больше.

Так вот, если говорить о госдолге в целом, то в результате работы Рустэма Закиевича и правительства удалось несколько улучшить качество долга, уменьшив долю дорогих банковских кредитов и увеличив долю дешевых бюджетных. Из федеральных средств получили новые кредиты под 0,1 %, а не под 25%.

— Как это удалось?

— Это большая работа. Рустэм Закиевич обращался к Владимиру Владимировичу. Надо отметить, в этот период сложности были у всех регионов, и решения принимались не только для нас. Но часто именно мы были их инициаторами.

В частности, с реструктуризацией долга по дорожному кредиту, который должен был гаситься в мае этого года, и нам пришлось бы замещать его рыночными кредитами. Но теперь он реструктуризован до 2034 года по ставке 0,1% годовых.

Кроме того, мы получили новый трехлетний бюджетный кредит. Благодаря чему рыночные заимствования этого года уже сокращены на 2,5 млрд рублей, сэкономим на расходах по обслуживанию долга только в этом году порядка 300 млн рублей.

И еще о том, что нельзя не отнести к мастерству деятельности в этом направлении, — облигационный заем мы получили в октябре прошлого года под 11,4 процента, а через полторы— две недели ставки взлетели до 18 — 20 процентов и выше. При этом ряд регионов уже не смогли разместить свои облигации.

Эта сделка была признана лучшей в 2014 году.

Секретов нет, есть волшебное слово «софинансирование»

— Глава республики постоянно говорит, что надо участвовать во всевозможных программах, чтобы получать федеральные деньги...

— Эта работа действительно активизировалась, но Рустэм Закиевич по— прежнему недоволен, хотя в прошлом году республика получили процентов на 50 больше, чем в 2013-м. В этом году существенно больше, конечно, отчасти из— за саммитов. Но тем не менее сумма больше, особенно в ситуации, когда федеральные программы сокращаются.

— Помню последнюю новость о выделении средств на межнациональные дела — нам выделили чуть ли не самую большую сумму из всех регионов…

— Особых секретов нет, просто надо работать с федеральными министерствами, хорошо понимать условия, на которых предоставляются средства, и сделать все, чтобы этим условиям соответствовать.

Хорошую сумму мы получили на поддержку малого предпринимательства. По первоначальной заявке мы, скажем, могли рассчитывать на 300 — 350 миллионов, а получили 610 миллионов. Как это получилось? Мы сначала со всеми заявившимися регионами участвовали в первом распределении средств. С учетом того, что для получения федеральных средств нужно софинансирование из региональных бюджетов, многие участники не смогли соблюсти это условие. Мы же смогли выделить дополнительные средства и получили средства второго транша.

Так что даже в этих условиях можно что— то получать. Необходимо целенаправленно работать в этом направлении. И не только правительству. Мы исходим из того, что все возможные получатели средств должны работать в этом направлении.

К примеру, значительная часть выделяемых федеральных средств связана с финансированием оборонного заказа. Но для того, чтобы получить их, также требуется большая работа со стороны соответствующих предприятий.

— Каким образом? Ведь они несамостоятельны, потому что входят в федеральные холдинги.

— Даже в рамках холдингов надо брать обязательства сделать что— то новое, освоить новую продукцию.

— Кроме этого, нужно лоббирование интересов наших предприятий…

— Самым активным лоббистом здесь является Рустэм Закиевич. Он встречается с руководителями всех уровней, и это приносит свои плоды.

Три источника, три составные части

— В понимании простого человека власть всегда единая. Он не делит ее на федеральную, региональную или местную. В свою очередь, республиканская власть, можно сказать, зажата сверху федеральной и должна поддерживать еще не очень сильную в экономическом отношении местную власть. Она не лишится помощи?

— Местную власть надо поддерживать. Это была позиция Рустэма Закиевича: ни в коем случае не сокращать трансферты муниципалитетам. Развитие в районах обязательно должно продолжаться.

— Да, они благодарны за ежеквартальные 100 тысяч на решение местных проблем.

— И это только часть. Общий объем межбюджетных трансфертов районам и городам составил почти 50 млрд рублей. Мы не только не снизили помощь, но кое-где и увеличили. Частично за счет бюджета. Частично за счет внебюджетных средств от крупных корпораций. Самые крупные «благодатели» — «Башнефть», «Транснефть», УГМК, ИнтерРАО, «Башкирская содовая компания», «СИБУР».

В необходимых случаях мы обращаемся к гражданам. Это мы делаем в особо тяжелых ситуациях. Помощь Крыму, например. Башкортостан первый среди регионов по величине поддержки закрепленного за нами Белогорского района. Мы помогаем ему, но не в ущерб себе.

— Белогорцы не нарадуются этой помощи. Район оказался в таком запущенном состоянии…

— Мы подошли к этому, как образно сказал Рустэм Закиевич, рассматривая его, как наш 55-й район. И он получает для решения социальных проблем существенную помощь. И здесь в подавляющей своей части — это внебюджетные средства. Многие наши сограждане приняли проблемы крымчан близко к сердцу. Это вполне понятно чисто по-человечески.

Вспомним ураган на северо— западе республики в 2014 году. Расходов на ликвидацию его последствий тоже никто не планировал. Люди оказались без крыши над головой, и не помочь им в такой ситуации нельзя было.

У меня есть фотографии разрушений. У одного из домов осталась только печь. Как только хозяин жив остался, непонятно. Помощь пострадавшим была оказана в основном за счет внебюджетных средств.

Кроме того, во всех муниципалитетах сейчас строятся новые объекты, достраиваются те, которые были начаты в предыдущие годы. Мы продолжаем работу по развитию районов и городов.

— За счет чего? Ведь доходная часть бюджета сокращается.

— Ищем новые источники. Повышаем эффективность расходов, чтобы каждый вложенный рубль дал больший эффект.

Если говорить о госимуществе, во-первых, необходимо повысить эффективность деятельности ГУПов и акционерных обществ с госучастием. Неэффективные мы должны приватизировать, оставить только эффективные. За прошлый год более двадцати этих предприятий мы либо приватизировали, либо реорганизовали.

Что касается земли, то здесь несколько задач. Первая, может быть, главная — предоставить землю для решения приоритетных задач. Есть категории граждан, кому мы должны предоставить землю бесплатно: ветеранам, многодетным, семьям с детьми-инвалидами.

Надо увеличивать доходы от реализации неиспользуемого госимущества. Кроме того, мы предусмотрели переход на налогообложение имущества по кадастровой стоимости. Если посчитать, сколько платят люди за это имущество в виде аренды либо в виде налога, — это очень незначительные средства.

Новые источники доходов дает и государственно-частное партнерство. Примеры есть, но пока это широко не распространено. Мы хотим расширить такой вид партнерства.

Что выгодно «Башнефти», то выгодно республике

— Сейчас самый интересный вопрос — о получении четверти уставного капитала «Башнефти». Как все— таки это стало возможно?

— В указе президента России прямо написано, по чьему обращению это произошло.

— Да, мы знаем — благодаря обращению главы Башкортостана. Но ведь изначально речь шла хотя бы о получении денег от продажи активов ТЭК. Помните, год назад Рустэм Хамитов осторожно говорил: республика рассчитывает получить средства от продажи.

— Рустэм Закиевич всегда говорил: республика не получила достаточных средств при приватизации «Башнефти».

Этот вопрос действительно был, его задавали многие граждане республики, ветераны «Башнефти». И когда стало известно, что имущество перейдет в государственную собственность, Рустэм Закиевич обратился с просьбой о том, чтобы передать республике часть акций «Башнефти». Потому что даже в соответствии с действовавшим на момент приватизации законодательством она должна была получить определенную долю.

— Вы вошли в совет директоров АНК. Какую политику будет вести республика как владелец 25 процентов? Нет ли опасений в том, что два акционера — Россия и Башкирия — будут выгребать столько, что компании не останется средств на развитие?

— На этот вопрос Рустэм Закиевич уже отвечал, и я просто повторю его слова: «Республика прежде всего заинтересована в том, чтобы компания была успешной и эффективно работала. Будет прибыль — мы получим свою часть дивидендов».

Второе — мы рассчитываем на социальную ответственность «Башнефти».

— Она всегда была.

— Совершенно верно. «Башнефть» всегда помогала республике. Наша главная задача сейчас в том, чтобы помочь ей эффективно развиваться. Основной бизнес компании связан с Башкирией, поэтому те вопросы, которые нужно решать для функционирования «Башнефти» на территории республики, мы будем решать уже как акционеры — максимально эффективно. Понимая, что это крупнейшая компания, крупнейший налогоплательщик. И самый крупный объем дивидендов мы должны получить также от нее.

— Соглашение акционеров вы уже подписали?

— Нет, мы его готовим. У нас есть для этого четыре месяца. Мы ведь совсем недавно вошли в реестр акционеров. Но принципиально мы уже договорились: наше голосование с Российской Федерацией будет консолидированным. Как это будет происходить технически и по каким вопросам, будет зафиксировано в этом акционерном соглашении.

К каждому инвестору нужен индивидуальный подход

— Мы много говорим о создании условий для инвесторов, однако, как показал последний рейтинг состояния инвестиционного климата регионов, республика находится где— то в середине списка. Что нас тянет вниз?

— В этом направлении в республике уже многое сделано. Хотя позиция Рустэма Закиевича, конечно, сверхамбициозна в этом плане, поэтому был принят ряд кадровых решений.

Значительный набор инструментов, который требуется для поддержки инвесторов, у нас есть. Есть налоговые льготы, институты развития. Например, когда кто-то узнает, что у нас есть Региональный фонд с активами в 25 миллиардов рублей, который мы используем для целей развития экономики и социальной сферы, это вызывает искреннюю зависть.

У нас уже есть «дорожные карты» по улучшению инвестклимата, инвестиционный совет и целый ряд других инструментов.

— В чем же тогда проблема? Что мы делаем не так?

— Многие из этих институтов были созданы как стандартные. Для повышения эффективности инвестиционного процесса, на мой взгляд, требуется несколько иной подход. У каждого инвестора индивидуальные проблемы, которые вытекают из особенностей инвестпроекта. И часто какая-то мелочь может препятствовать тому, чтобы проект состоялся.

Нам не хватает индивидуальной работы с каждым инвестором, понимания его проблем и готовности помочь ему в решении вопросов, которые он сам решить не может. Поняв это, мы сможем повысить эффективность деятельности существующих институтов и создать новые, которые необходимы инвестору.

— Что вы намерены менять кардинально?

— Сейчас нужно повысить эффективность содействия в реализации инвестпроектов. Может быть, понадобятся какие— то новые формы поддержки. Но надо понять главное: мы должны вступить в диалог с потенциальными и фактическими инвесторами и постоянно интересоваться, что им нужно. Вот, например, они строят гостиницу, но резко выросла стоимость кредитов. Инвестор именно в этот момент должен почувствовать поддержку. Если бы он ее не почувствовал и не получил — остановился бы проект. Остался бы недострой. Кстати, у нас есть такие недострои.

— Значит, новые структуры создаваться не требуется?

— Нужно прежде всего изменить подход и технологию работы уже существующих институтов. Говоря специальным языком, произвести реинжениринг процессов, сделать их более дружественными к инвесторам и лишь потом подумать о создании новых.

— Кому здесь отводится главная роль?

— Это задача Минэкономразвития, а также имеющихся в республике институтов — Агентства по привлечению инвестиций, Корпорации развития, Регионального фонда.

Блиц

— Не планируете ли создать правительственную прямую линию для простых людей, которые не знают, как решить проблему, например, на межведомственном стыке?

— Подобного рода инструменты мы уже используем, например, есть такой cаll— center для системы капремонтов. Может быть, мы расширим его тематику.

— Почему среди вице— премьеров нет женщин?

— Если откровенно, я бы не пожелал женщине работать вице— премьером. Это тяжелый труд, без гарантии получить удовлетворение. Это может быть очень тяжело психологически. Например, открываешь первую страницу «Республики Башкортостан» — а там критика деятельности курируемой сферы. Может быть, она и справедлива, но без учета того, сколько человек делает, чтобы достичь результата. Нужна ли женщине такая деятельность?

— В правительстве есть кадровый резерв?

— Есть. И туда проводится отбор.

— Это не фикция?

— Нет, когда появляются вакансии, нам предлагают претендентов, которые соответствуют требованиям. Но резерв не на 100 процентов качественный.

Он может стать лучше, если изменится способ его формирования. Для этого важно уточнить требования к каждой из должностей и проводить формирование резерва исходя из этих требований. А это должны делать руководители государственных органов, ведь именно они лучше понимают суть предстоящей деятельности.

Досье

Рустэму Марданову 51 год. Окончил Уфимский авиационный технический университет. Кандидат экономических наук.

Был научным сотрудником Башкирского филиала Академии наук, преподавал в Башгосуниверситете.

С 1995 года работал в Национальном банке Башкортостана (территориальное подразделение Центробанка).

С 1998 по 2000 год — первый заместитель министра экономики и антимонопольной политики республики. С 2000 по 2002 год — первый заместитель председателя Национального банка, с 2002 по 2013 год — председатель Нацбанка.

С сентября 2013 года — первый заместитель премьер— министра правительства Республики Башкортостан.

Источник: beladmin.ru

0
0
Мнение, Экономика
Читают 1
Прочитать позже
Нашли ошибку в тексте? Выделите её и нажмите сочетание клавиш
Ctrl
+
Enter
, затем сообщите нам об ошибке.
Что Вы думаете по поводу новости?

Будьте первым, оставьте комментарий к данной публикации! Однако помните, что мы вправе удалить ваши комментарии при наличии в них нецензурной брани и оскорблений.

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии
или
Войти через социальную сеть

ВКонтакте


В СМИ сегодня
Комментарии читателей
Владлена Анатольевна
Ну своих то не жалко.Пусть помирают.Украина топит нашим газом,а мы до ...
Владлена Анатольевна
Вот только как брать справки,если кабинетов флюорографии для детей нет...
87krebs
Жалко казахов... Неужели в казахской литературе дела так плохи, что да...
Илья Момот
почему исключили версию, что бомбу в двигатель могли заложить в аэропо...
Bash-news редактор
Извините, добавлена сама "предсмертная записка" :(
Юлия Тимиршина
Наши соболезнования родным и близким Гузели.Что же могло подтолкнуть м...
Марина
Ну видимо заведение замяло дело, т.к. плохая репутация им не нужна
Эллина
Получил не опасные для жизни травмы и самостоятельно покинул заведение...
VENIAMIN KOLGANOV
На самом деле сбили её на "зебре". Там есть знак пешеходный ...
nfubh60
Есть в г.Ишимбай ещё и улица Калинина.В осенне-весенний период грязь н...
Евгений
Я один ничего не понял? Парня осудили просто за слухи?
Антон
Мой друг здесь квартиру купил, волновался, а они в декабре уже первую ...
Алена
Как такое можно говорить о детях??Кто провел деление на детей баш.инте...
glebtikhonov3
Это просто жесть. Ну давайте 400 учеников выгоним, оставим кружки для ...
Марат Аминев
ВСЕ ВЕРНО В ТУИМАЗАХ ТЕБЯ ПОЛОЖАТ ПО ПОКАЗАНИЮ СКОРОИ И ТО МАЛОВЕРОЯТН...
Bash-news редактор
Здравствуйте, да конечно.http://bash-news.ru/feedback.html
Данил Леонтьев
Да.Телеграмм сейчас набирает обороты а вот вк падает на глазах.В телег...
Евгений Горичев
Здравствуйте, можно мне выслать вам видео обращение социального хар...
id247275110
Ну это уже и не понятно как назвать - то можно? Обратите внимание! Ста...
Jass
вот только интересно, какое жители Воронежской области(изображенные на...
Денислам Галин
Вот и пришло время, ПАТРИОТИЧЕСКИМ СИЛАМ РЕСПУБЛИК сплотившись вокруг ...
Денислам Галин
Не случайно же, чтоб осуществить свой благородный замысел, Емельян Пуг...
Денислам Галин
ДОБАВЛЕНИЯ СДЕЛАНЫ ПО ПРОСЬБЕ ПАТРИОТИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ РЕСПУБЛИК. У...
Денислам Галин
Не случайно же, чтоб осуществить свой благородный замысел, Емельян Пуг...
Денислам Галин
Что касается ПРАВОСЛАВНОГО ЦЕРКОВНОГО РУССКОГО языка, данный язык долж...